Меню сайта
Категории каталога
В мире животных [14]
В один присест [6]
Война и мир [52]
Городок [33]
Иудыч [32]
Кролики [11]
Ломка [6]
Маседуан [14]
Мораль [10]
Нецелевые программы [11]
Ни кола, нидвора [10]
О, женщины [16]
Свищ [5]
Сперматазоиды [0]
Я в Украине был [10]
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
  


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Четверг, 06.10.2022, 17:51 ГлавнаяРегистрацияВход
Сайт выпускников 4 роты ВДВ КВВИКОЛКУ
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Статьи » Изба-читальня Петра Мирецкого » Маседуан

О ЦЕНЕ И ЦЕЛИ

О ЦЕНЕ И ЦЕЛИ

"Изначально человек придал ценность вещам, чтобы этим сохранить себя… Оценивать - значит создавать. Слышите вы, созидающие! Именно оценка придаёт ценность и драгоценность всем оцененным вещам… У человечества нет ещё цели. Но скажите мне, братья мои: если до сих пор ещё нет у человечества цели, то есть ли оно само или ещё нет его? Так говорил Заратустра".

 

Поселился у нас новый сосед, Мангуст Алексаныч Добротелов. Въехал в пятый подъезд на третий этаж. С детьми, скарбом и фамильными амбициями. Сожитель высокого уровня! И жена его, Презумпция Невиновности. Птица высокого полёта. Вся из себя такая разэтакая… два этакая… три этакая… ну прям как Алла Пугачёва, только без голоса. Фальцет у неё низкопробный, у Невиновности. Она своим фальцетом в первый же день переезда всему подъезду жизнь решила отравить. Этот не так вышел, тот не так зашёл, этот не то обронил, тот не то подобрал, эти бессовестно шумят, те подозрительно молчат… и нюхает, нюхает, в смысле вынюхивает, и гадит, гадит… территорию метит. "Никогда сосед не понимал соседа; всегда удивлялась душа одного безумию и злобе другого". А наши из пятого подъезда не удивились. Внимания не обратили. "Сосед соседу не сосед! И людоед и домосед!" - первая заповедь выживаемости в современной оценке духовных ценностей. "Береги себя!" - тоже не из последних. Презумпция берегла. "Все соседи плохи, но верхние хуже нижних". И соседи береглись и "…потчевал сосед Демьян соседа Фоку и не давал ему ни отдыху, ни сроку". А Мангуст Алексаныч, добродеятель, добро делал всем без исключения. В региональной администрации высокое кресло занимал и делал в силу доверенных полномочий. "И соседям то и дело наносил обиды смело". Росточком был он невелик, а кресло ему высокое подставили, чтобы посетителей из-за стола видно было. Перед кем шапку ломать, а перед кем и зад от кресла не оторвать. Массивный стол, добротный. И столовался он за ним не безбедно и вершил для бедных… и для богатых вершил… дела праведные. Как? Кто знает… Сначала, говорят, хвалили в периодической печати и по местному телевидению, но по достоинству оценили, когда с кресла опустили на землю, обетованную пятым подъездом нашего дома. В газетах написали, мол, такой сякой. Не справился и народ в нищету вогнал. И богатый, и бедный. Богатый - в духовную, бедный - в материальную. А по телевидению не показали, как это всё на самом деле получилось. У них с этим делом строго. Сидишь в кресле - деятель, слетел - политический труп…

Живые молча мёртвых провожают. Пуская протокольную слезу, испытывают чувство, поминая: "Этот уже… А я пока живу!" Не место словоблудью в тризне. "За здравие!" -  обычно к рождеству. Отпел покойника товарищ по отчизне, перекрестил и… "дай Бог самому".

Куда деваться тем, кто потерялись в бедламе демократии и цен? Переоценка целей и морали… Сказали временно, но сталось насовсем. Не всем, а тем, кто выживают средь тех, кто, так сказать, умеет жить. Они за этим всем не успевают. Хватка не та. Не та и прыть. И дорого… и индексация хромает, стремясь догнать инфляционный рост. И Госкомстат беременно  страдает, пытаясь показать "прирост"…

Неторопливо угасают миллионы под злополучной бедности чертой. Но что там… Кто там поимённо? Вот отойдут, и счислит мир иной. Придёт пора, и все там будем. Браво! Бой барабана, звон колоколов… Умаялись носить извечный траур по скудоумию "расстриженных" голов…

Живые мёртвых молча провожают… Смахнув с морщин внезапную слезу, испытывают зависть, поминая: "Отмучался, старик, а я живу"…

Да, было кресло, были деньги… но человеком-то не стал! Рабом прожил в двадцатом веке… и в двадцать первом, как вассал…

Человек среди людей томится одиночеством. Стремится каждый (прохиндей) в изысканное общество. Но там тоска. Тусовка… баксы… котировка… имидж… фарсы…

Что движет избранных вперёд, вперёд на кастинг жизни? Печаль за собственный народ? Порыв души к Отчизне? Да и нужна ли она вообще, жизнь такая? Жизнь - это когда рождается, растёт, цветёт и… отмирает. Всё живое - это жизнь, а неживое - смерть. И человек - жизнь, а не человек - прах. А что ему, человеку, надо? Много надо… и удовольствия. Он с удовольствий-то, собственно, и начинал. Ходил себе по этому Эдемскому саду, пил, ел… и даже бабу ему бесплатную сделали, для удовольствия. Но оказалось не одними удовольствиями жив человек. В поте и крови чего-нибудь понадобилось. Нет проблем! На, получи. И получил. И больше чем достаточно получил. Предостаточно получил и опять удовольствий захотел. Но уже сам себе… и с потом… и с кровью. А говорят, разумный… я так говорю, Маседуан Петрович. А ты что скажешь?

О ЛЮБВИ К БЛИЖНЕМУ

"Разве призываю я вас любить ближнего? Скорее я посоветую вам бежать от ближних и любить дальних… Дальние расплачиваются за вашу любовь к ближнему; и всякий раз, когда вы собираетесь впятером, должен умереть шестой… Так говорит глупец: "Общение с людьми портит характер, особенно когда его нет"… Братья мои, любить дальнего, а не ближнего призываю я вас. Так говорил Заратустра".

 

Он не в нашем доме живёт, и не в нашем городе. Он в столице сейчас живёт на депутатских харчах и на птичьих правах. Дятел Индюк Петухович (фамилия, имя, отчество). Избрали мы этого Дятла из любви к ближнему. Он в нашем районе жил, ближе всех остальных из других районов. А поскольку наш район больше всех остальных, то взлетел наш Дятел… и залетел. На огонёк. Как мотылёк. Жгла его безысходность чрезмерная… и сожгла. Благовонный новоиспечённый, получив мандат условный, благоволил в новой роли… с благоглупостью мозолей.

Этот Индюк Петухович - нам ближний. А в столице он дальний. Там своих пруд пруди. И крутятся эти свои в публичных местах. И на телевидении крутятся, и на радио… В любой программе какой не попадя крутятся, светятся и раскручиваются. Узнаваемость себе обеспечивают на будущее. Страна должна знать своих в лицо. А разве можно показать лицо в палате? Тем более в нижней, хотя там тоже телеглаз, но парламентский какой-то. Проявить себя надо. Без бумажки что-то умное сказать. А что? В кулуарах неофициальных лиц дал он первый в жизни блиц: "Появление птенца из яйца, как явление лица от лица. Топчет Курицу Петух без конца… А откуда же яйцо у скопца?" - в камеру ввернул наконец. Сам не понял что сказал… Молодец!

Это Пётр подкузьмил… первый. Пётр Первый. "Господам сенаторам в присутствии запретить речь читать по бумажке, токмо своими словами, чтобы дурь каждого всем явна была". Другое дело токшоу типа "Поговори со мною папа…" телешоу типа "К барьеру" или ещё какой-нибудь "Основной инстинкт". Такие сейчас "Времена". Небыстро мысль мыслится, да скоро сказка молвится. Так гласит нерусская мудрая пословица…

Решил наш Дятел тоже в ногу со временем. Имидж при жизни себе сделать решил. При столичной жизни. Все свои депутатские запросы безответственно забросил и в шоубизнес пошёл светиться. Стучал в закрытые двери, лез в зарешёченные окна, искал обходной манёвр через сточную реализацию… Отчаялся. Но… кто хочет, тот напьётся, кто ищет, тот найдётся. К концу срока засветился. В вечерней передаче: "Спокойной ночи, малыши!" Выскочил во весь экран и как заорёт: "Это я, ваш Хрюша! Это я вам свинью подложил! Голосуйте…" С текста сбился. Благо никто не видел и не слышал. Взрослый электорат в это время сериалы смотрит, а подрастающий больше интересуется Степашей из счётной палаты, чем Хрюшей из нижней. О будущем о своём сам думает, разуверившись в теледядях из ТелеДумы.

А Дятел Индюк Петухович после раскрутки к нам на встречу приехал, мол, я ещё поработаю на благо… Но никто с ним встречаться не стал. А зачем? Кого президент в нашем районе назначит через своего уполномоченного губернатора, за того и проголосуем. Он нам ближе, потому как у президента - рейтинг, а у дятлов что, кроме клюва? Задолбали… Тот, кто дальше тот и ближе к народной любви. А президент - самый дальний. Дальше некуда. Тут Заратустра прав. Так и я говорю, Маседуан Петрович: "Братья мои, любите дальнего… он ближе". А ты что скажешь?

О ПУТИ СОЗИДАЮЩЕГО

"Кто ищет, легко может потерять себя. Всякое уединение есть грех", - так говорит стадо. А ты долго принадлежал стаду. И голос его ещё долго будет звучать в тебе… Так говорил Заратустра".

 

Праздно орущей толпой (за здравие… за упокой…) готовы двинуться в путь… Куда-нибудь и с кем-нибудь…

"Тот путь держал до кузницы, тот шел в село Иваньково "… Какая разница с кем и за кем…

"Разницы путём не зная меж добром и злом, я по теченью плыл сначала…" Глядь, - не тем путём!

"И шестикрылый Серафим на перепутье мне явился":

-         "Путь-дорога, господа! Вы откуда и куда?"

-         "Не так ли я, сосуд скудельный, дерзаю на запретный путь?"

Попутный путник (по теченью) стал на обманный путь. Пошёл, дошёл… и, оборвав себя на полуслове и замолчав на полпути, остановился, поражённый, и завопил: "Куда идти?!" А "по дороге столбовой едет парень молодой"…

Тот, кто вёл, запутав след, взял с преемника обет "Гарантии президенту", передал власть и дал напутствие. "Ведь твое дело молодое, не то, что наше стариковское: на все четыре стороны скатертью дорога".

"Кто-то стоит на нашем пути к счастью, - догадался преемник. - Нам с меньшевиками не по пути", - и прижал олигархов. Правда, не к ногтю и выборочно. "Тернисты пути совершенства"…

После зажима и ужимок реакция со стороны сердечно-сосудистой системы обновлённой страны подразумевала две стороны. "Всё в ней, как говорится, было и валко, и шатко, и на сторону…" с одной стороны. С другой стороны: "Глядишь, и приволокнётся за кем-нибудь на стороне…" Но в общем и целом: "С одной стороны нельзя не признаться, с другой - нельзя не сознаться"… Не слушай что говорят, смотри что делают. Наша гордая страна величава и скромна! Мы в величии своём очень скромненько живём…

Времяпрепровождение страну населяющих, которое на данном отрезке эволюции животного мира жизнью называется, войдёт в анналы как история климакса однопартийного руководства горбачёвского периода и овуляция многопартийных ельцеклеток ельцинского.

Путинская менопауза, в стадии научной интеграции ошибок и проб, описанию пока не подлежит, т.к. во-первых, неясно каким путём идём и куда придём, а во-вторых - какой шизофреник возьмётся взять и сдать анализы действующего руководства? Тем более при тотальном укреплении вертикали власти… столичной.

Вся сегодняшняя жизнь в Москве крутится. Да около. И деньги в Москве, и снег в Москве… И новогодний, и прошлогодний. Справедливости ради, и в регионах не без этого. Вот в нашем подъезде, например, Марья Антоновна деньги собирала на входную железную дверь с кодовым замком. По соседям пошла. А у них кроме прошлогоднего снега разве что выпросишь? Нашлись, конечно, и сознательные. Сдали. Которые при деньгах состоят. И за себя и за того парня. А парень этот - студент малосемейный. Будущее наше. Что с него взять?

Или с бывшего военного? Монетизации - никакой. Трудоустройства по специальности и раннее занимаемому социальному положению тоже нет… Военная пенсия есть и боевая подруга дней его суровых… "и печальна и грустна".

Живёт тут у нас один бывший в орденах и медалях. Пехтура Иванович Майоров. Офицер запаса. Полковник в отставке. Он как вышел в пятьдесят лет на пенсию, так и пошёл свой новый путь искать.

В рыночную экономику пошёл. До сих пор ходит. Направо пойдёт… налево пойдёт… кругом пойдёт… А по-другому и не умеет вовсе. Его так в Армии обучили… и сам учил: "На пра… На ле… Кру-гом! Шагом марш!"

А разве по рыночной экономике так пройдёшь, за здорово живёшь? По ней с опаской ходить надо. Криволинейно…

Они ведь, военные, прямые как лом и в нашу теперешнюю экономику никак не вписываются. Вернее вписываются, но как-то неуклюже со своей офицерской доблестью и честью. Понятия у них (они тоже по понятиям живут)… Защитники Отечества!

А больше не понимают ничего. Вот и защищают по инерции и по демобилизации. Бизнес от криминала, криминал от правоохранительных органов, правоохранительные органы от… от их самих защищают…

Бывшие военные раньше неплохо жили. Это сейчас им стало плохо. Коммерческую деятельность в Армии запретили ещё в самом начале развития коммерции по стране. Правда, некоторые военные предприниматели из высшего руководства отдельно взятой флотилии Балтики попробовали продолжить на современном этапе. Даже семнадцать дизелей для эсминцев в заводской смазке полякам толкнули по $10000 за один двигатель…

В их польское народное хозяйство толкнули. Безо всякого на то варшавского договора. Но их вычислили и дискредитировали с далеко идущими последствиями в места не столь отдалённые. А те, которые честно служат и увольняются с выходным пособием в не особо крупных размерах, ничего не имея за душой, кроме семьи и ветхого имущества, добросовестно перенесшего все тяготы и невзгоды скитаний по гарнизонам, сразу же попадают в класс малоимущих…

"Ты помнишь, вечер был у нас и нам давали две звезды. И лишь теперь понятно мне, что эти звёзды до… Не те эти звёзды", - говорят одни, уволившись. "Наш путь во мраке", - вторят им другие. "И в скорби", - поддакивают третьи. Мол, сбросив бремя ответственности за безопасность страны, "лишились последней ценности своей" и одиноко выживаем средь людей.

А юморист Трушкин говорит, что при царе выживали на каторге, при социализме - в психушке, а сейчас на свободе учиться надо выживать. Мол, только протяни руку… и тебе её тут же отсекут взошедшие на небосклон первой стадии запоздалого развития капитализма развитого социализма. "Чем ночь темней, тем ярче звёзды". Пути Господни неисповедимы… Человеческие - вообще непредсказуемы. Так говорю я, Маседуан Петрович. А ты что скажешь?

О СЫТЫХ И ГОЛОДНЫХ

Рыщет в поисках пищи голодный изюбр (крупный восточносибирский олень). Скачет по снегу худая пичуга. Дремлет лениво сытый тюлень. Люди идут. Спешат на работу (не на работу идут не спеша). Всё это есть… и всё от природы: ягель и рыба… и США…

Азия ест, ест и Европа… Денно и нощно жуют и жуют. Чтоб не усохла от голода попа, чтобы в желудке покой и уют… Сытый голодных не понимает: "Что-то, ребята, я вас не пойму!" Чтобы понять, ему не хватает. Пищи! Не попе. Простите, уму…

Чтобы голодного понять надо с ним в одной сущности быть. Или накормить, или самому проголодаться. Правительство недоумевает: "Народ не понимает!" - и создаёт "Общественную Палату" взаимопонимания. Ума палата, но на общественных началах сыт не будешь. Сначала покушать надо. Не могут сытые найти взаимопонимание в стране "голодных и рабов". Избитая тема? Пусть будет "холодных"…

Они его в дом пригласили. В "Наш дом…" погреться с морозца. Тепло. Согрелся он: "Ну и топят тут у вас!" К себе пошёл. А у него отопление за неуплату отключили. Холодно. И отогреться негде. Не приглашают больше. "Наш дом Россия" в "Единую Россию" переименовали. Россия - страна северная. Каждый в индивидуальном порядке греется… на юге России. И мёрзнет в индивидуальном… на севере, западе, востоке и в центральной полосе…

Прозябающие в своих неотапливаемых домах на заснеженные улицы выходят и замёрзшими руками за святое ухватиться норовят: "Путин, верни льготы!" Согретые, обогретые и пригревшиеся, руки на всём на этом погрев, вслед. Проветриться. "Путин, мы с тобой! Деньги давай!" И Путин, "Весы" (знак зодиака), сидит в кабинете министров и развешивает: пенсионерам, студентам, военным, рабочим и служащим… Консолидацию общества сплачивает "этому дала, этому дала…" развешивая по категориям тепло стабилизационного фонда.

И как-то становится от этого ни холодно ни жарко, стабильно и приятно от теплоты проявленной заботы. Но вот чтобы понять… Трудно понять то, что ни в одно понятие не укладывается. Ведь разные категории многонаселённых граждан по своим понятиям живут… и по законам пытаются, по федеральным и региональным, и ещё больше путаются…

Сытый голодному не товарищ. Холодный тёплому не друг. На половодье нет пожарищ… Не станет сразу всё и вдруг. И сытый Ик, и праздный Пук, испустив победный звук (вслух), не найдут консенсус на том лобном месте, где "голодный" и "холодный" издают громоподобный рык народный и "свободный" с красным бантом на груди: "Зимний ждёт! Надо идти…" Ик и Пук, со всех потуг грянув мощное "Ура", прочь погонят со двора зрительских симпатий катышки компартий и своё провозгласят: "Голоден ты, стар иль млад… - всё равно электорат!" И я так говорю, Маседуан Петрович. А ты что скажешь?

Категория: Маседуан | Добавил: Мирецкий (16.01.2009)
Просмотров: 391 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Бесплатный конструктор сайтов - uCoz Copyright MyCorp © 2022