Меню сайта
Категории каталога
В мире животных [14]
В один присест [6]
Война и мир [52]
Городок [33]
Иудыч [32]
Кролики [11]
Ломка [6]
Маседуан [14]
Мораль [10]
Нецелевые программы [11]
Ни кола, нидвора [10]
О, женщины [16]
Свищ [5]
Сперматазоиды [0]
Я в Украине был [10]
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
  


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Суббота, 21.10.2017, 04:14 ГлавнаяРегистрацияВход
Сайт выпускников 4 роты ВДВ КВВИКОЛКУ
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Статьи » Изба-читальня Петра Мирецкого » Я в Украине был

НЕТ ДЫМА БЕЗ ОГНЯ

"УПА-УПА, УПА-ПА!"

Вспомнила сегодня, что в Львове на бульваре собираются по воскресеньям оставшиеся в живых воины УПА (Украинская повстанческая армия), выбритые, в светлых рубашках и довоенной давности костюмах  с наградами УПА.  Возбужденные,  смелые и задиристые в своем единении. Тут же продают свою, бедно изданную и нужную только им газетку "Нескорені" (Непокорённые), где некрологов больше, чем другой информации. (Я купила пару штук, читать невозможно, пронафталиненная гордыня, которая тем не менее, болить їм). Они находятся на самом шумном туристском маршруте, их все обходят, оглядываются, останавливаются - это такой адреналин для них!

Вспомнила и своих стариков-коммунистов, (харьковских) которые каждое воскресное утро собираются так же, своей гордой и дерзкой группкой неподалеку от общего места - базара. Реют знамена СССР, громко звучат революционные песни старые и новые, зовущие к оружию, продается такая же нелепая газетка "Коммунист", но здесь преобладают  бабушки-воины. Старенькие, плохо одетые, сморщенные и больные, увы, забывшие о своих внуках, болезнях и милых чаепитиях с дедушками и сушками.

Когда в тебе чрезмерно белизны,

когда морщинит, жмёт… но не одежда,

когда от веры и любви

осталась лишь одна надежда

и черно-белы радужные сны,

тогда молись: "Дожить бы до весны!"

об остальном, поверь мне, бесполезно…

революции удел молодых, а старость способна лишь на транспаранты. Тем подавай Вільну Україну, прямо завтра, этим верни СССР и тоже завтра. А сегодня у нас в городе какие-то ... надумали проводить годовщину УПА (Харьков и УПА - это такая же нелепость, даже большая, чем Львов и коммунисты) с митингом и флагами, а другие какие-то ... собирают в ответ коммунистический марш. Милиции будет работа! Не знаю, кто будет от УПА. Мабуть молодь і за гроши. От коммунистов ясное дело будут самые драчуны из бабушек и дедушек. Словом, мрак! Победа бессознательного маразма в каждой отдельно взятой голове.

 

Охлократия стихийна. Власть толпы!

Толпа внушаема, но необорима.

Стада баранов за собой ведут козлы,

увековечив средь вождей

людьми опошленное имя…

"Упа-упа, упа-па!" И этих, и тех: "Назад в СССР!" и своих коллег по давнишней службе в Вооружённых Силах, трясущих орденами и медалями, я так и зову: ТРЯСУНЫ! Трясуны люди ничтожные. Используя когда-то удобно предоставленный судьбой случай поучаствовать в общепризнанном историческом, они живут этим всю оставшуюся жизнь, чванятся, выставляя напоказ свою "великость" и не забывая при этом заполучить те или иные дивиденды или преференции, социально поднявшись над себе подобными, но ещё не поучаствовавшими.

Не изменить того,

что вызревает в коллективе.

Ни ныне, ни тем паче в перспективе

не трансформировать, не видоизменить…

Человек нормальной вышины (и даже ненормальной) никогда не будет орать на улице (да и в помещении) "Я высокий! Я высокий!" Скажу за себя. Я не боролся с тем коммунистическим "антинародным режимом". Я просто в нём жил. И с этим не борюсь. Живу. По неписаным общечеловеческим законам живу. В помещении снимаю головной убор. Старшим уступаю. Младших не обижаю. Дорогу перехожу на зелёный и в положенном месте. Не выставляюсь и не стараюсь выглядеть... Приспособленец? Отнюдь… Пишу что вижу и как понимаю, а что не понял, переспрашиваю…

Осень… а ненасытный Сатана

Мордует человечество.

Без мысли мутная страна

И без сынов Отечество…

Лишь окаянная душа

Сквозь тулово и вретище,

Несокрушимое круша,

Уносит своё детище…

Куда?

Туда, где ветер в облаках,

С которым немудряще…

Где неизвестен липкий страх,

Где МЫСЛЬ живородяща!

Осень. Осень не сразу, постепенно, к зиме народы подводит, рачительно припася пару погожих денёчков ушедшего лета, в ключе современных предвыборных "на-на" технологий. Мол, нате вам люди добрые, погрейтесь перед надвигающимися морозами выборного ноября. И люди греются… и счастливятся… и опять греются. В основном водкой…

Детишки дошкольного и младшего школьного возраста, подражая КВНщикам, весело играют во Владимира Владимировича Путина, и им тоже тепло. И дети чуть-чуть постарше не мёрзнут. Пресытившись в "дочки-матери… и отчимы", играют в "Единую Россию". А школьники, прошедшие паспортизацию (от четырнадцати и  старше), неразборчиво ставят свои ещё неокрепшие подписи на бланках различных предвыборных партий за пару банок пива…

"Нет! Я не против пива, - недовольно бурчит природой не обиженный вечно охмелённый дворник Виссарион, - но зачем углы обсцыкать?!" А и вправду, зачем?

НУЛИ И ВЕЛИЧИНЫ

У меня есть ещё маленькая история "з Галичини".

Лет двадцать тому маленький мальчик жил с мамой, папой  и бабцей на склоне горы, посреди вековых дубов и смерек, рос среди белок и птиц, но в школу ходил в городок (это рядом) или ездил на маленьком автобусике в музыкальную школу со своей маленькой скрипочкой. Хлопчик розмовляв українською мовою, так тут усі розмовляли. Однажды он сидел в этом автобусике и разглядывал двух, сидящих напротив военных, они были с погонами, в барашковых шапках, говорили громко и все к ним прислушивались, а он им завидовал, потому что знал: "у них есть настоящее оружие". Военные тоже поглядывали на мальчика и когда он отважился спросить: "Котра година?" они засмеялись и ответили: " Опаздываешь, "бандерчёнок"? Говори "которі-і-ій час, а не "котра година"! Мальчик запомнил это на всю жизнь. Эти двое стали для него олицетворением "москальства".

Мальчик вырос. Он тратил деньги на значки с украинской символикой, не любил москалей, комплексовал по поводу  языка, на котором говорят его близкие. Язык был неправильный. Те, кто приезжал отдыхать в большие санатории, военные и невоенные, были богаты, носили дорогие костюмы и говорили  уверенно и на правильном языке. Их ждали, им угождали, их боялись и за счет их приездов жили. И не любили их. Они были во всем виноваты. Но пришло время перемен. Санатории опустели. Те, кого не любили, больше не появлялись или их было мало и они почему-то стали тоже говорить на неправильном. Правильный язык стал забываться. Теперь неправильный стал правильным.

Мальчик уже был большим мальчиком, и у него появились два сына, когда пришли важные паны и сказали на языке его бабці, что дом, в котором родились его дети, родился он, а раньше его отец и еще раньше дед, стоит в неправильном месте, названном недавно "Санітарна зона" и придется им всем отсюда переехать в правильную "багатоповерхівку".

Спорить  было бесполезно, бабця решила помереть, остальные переехали. А через год в "санитарной зоне" вырос суперотель "RIXOS" самый элитный и дорогой в этом городе (говорят стального магната Рината Ахметова). Смереки теперь стоят внутри охраняемого двора, белки едят шоколад и живут недолго. І спілкуються тут на тій мові, що стала державною, якої вони так хотіли, яку виборювали, ще діди. Тут  наколюють на дорогі костюми та шикарні авто "тризуби" і жовто-блакитні прапорці. За такі він віддавав своі школярськи копійки, а дід воював проти всіх. Мальчик стал... массажистом, говорит на старом правильном - русском, новом правильном - украинском, чужих - польском, венгерском. Цинично воспринимает мир людей, верит только в деньги, хочет заработать их много, очень много... ибо только они - так он думает - дают силу, уверенность, определяют, что есть правда и  что правильно. А два его маленьких "гуцульченка", как прадед, потом дед и после отец, учатся играть на маленьких скрипочках...

 

Ныряя в ежедневную рутину,

Идёшь на дно, не поднимая брызг.

На дне нули… и величины…

Лишь на поверхности свобод и истин бриз!

 

Меня тронула история обычного самообмана и манипулирования, разочарований и цинизма. У меня есть наблюдательность. Есть желание рассказать увиденное и застрявшее, не проскочившее мимо. Рассказать один раз. Я давно заметила, что мало кому пересказ чужих переживаний и впечатлений интересен, не задевает струн души, когда варится человек в другом, в своём, не менее интересном, но куда более для него важном. Пересказывать для тебя интересно, ты не безразличен…

 

Индифферентность, ультрафиолетовость, пофигизм… - общечеловеческое достояние советских граждан, исподволь трансформированных в современное быдло, каковым себя не считаю. Но вернёмся к нашим гуцулам. Разве они одни такие?

Семидесятилетний опыт работы Госплана и Госснаба явил всему миру эфемерность государственного братства, равенства, всеобщего счастья и благоденствия страждущих.

Да, все мы люди, все мы человеки и ничто человеческое не чуждо. Но в каком объёме? Тот умён. Даже чересчур умён, но стеснительный. А этот до среднего уровня по стране не дотягивает, но наглый, как танк. Ну и кто из них беден, а кто богат? Догадайся с трёх раз! Аналогичный случай…

Скажу больше. О себе скажу. Мне не понятна тоска моей матери о своём местечке, где она родилась и выросла. Я об этом ничего не знаю. Со мной на эти темы никто не разговаривал. Зато мне жалко мать Тараса Григорьевича Шевченко. "Там матiр рiдную мою ще молодую у могилу нужда та й праця положила…" Ты поняла?

Мне жаль твоего массажиста. Искренне, по-человечески жаль. И заблуждения его о власти денег… эта история вселяет грусть-печаль, и мысль уводит в безнадёжный инженеринг…

Категория: Я в Украине был | Добавил: Мирецкий (18.01.2009)
Просмотров: 345 | Рейтинг: 3.0/2 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Бесплатный конструктор сайтов - uCoz Copyright MyCorp © 2017