Меню сайта
Категории каталога
В мире животных [14]
В один присест [6]
Война и мир [52]
Городок [33]
Иудыч [32]
Кролики [11]
Ломка [6]
Маседуан [14]
Мораль [10]
Нецелевые программы [11]
Ни кола, нидвора [10]
О, женщины [16]
Свищ [5]
Сперматазоиды [0]
Я в Украине был [10]
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
  


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Суббота, 21.10.2017, 04:06 ГлавнаяРегистрацияВход
Сайт выпускников 4 роты ВДВ КВВИКОЛКУ
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Статьи » Изба-читальня Петра Мирецкого » Нецелевые программы

НЬЮСМЕЙКЕРЫ

обиды

Он обиделся. Они вместе пили. Потом напились. А потом он замахнулся и оскорбил его действием, нанеся тяжкие телесные повреждения. Обидно…

И она обиделась. Он её затащил в постель, не тот, другой, и оскорбил бездействием. Уснул. Обидно…

И те обиделись. Им якобы повысили, а прожиточного минимума всё равно нет. А тем и не повышали последних два года. Так работают. На пониженной. А те за сутки проживания в отеле десять тысяч долларов платят, а у этих даже рублей нет заплатить за 16 квадратных метров постоянного места жительства и их выселяют за то, что нет. А те платят из последних, но им периодически отключают. Обидно…

А чего собственно обижаться? И на кого? Если только на себя. Кто их заставлял с этим пить, а к тому в постель лезть? Никто. Сами захотели…

НРАВОУЧЕНЬЕ

Жизнь - воплощение забот и ожиданье перспективы. Шефу заглядываешь в рот… а мысль: на кухне кран течёт, трусы надел наоборот, придёт с бутылкой друг Федот… зачем жене презервативы? Со дня на день, из года в год кружит забот круговорот: семья, работа, досуг и карьера… Устав от жизненных хлопот, начислив в пенсионный фонд, угомонился… Жизнь - это афера! Перебирая день за днём, которые прожил живьём, на мир не смотришь с умиленьем. Вот и сегодня прошёл день… а мысль: какая дребедень! И даже то, что написал ("нравоученье")…

СУМАСШЕДШИЙ ДЕНЬ

Артемий Ксенафонтович Недюжин сладко потянулся, бросил нежный взгляд на будильник и опять уснул. Ненадолго. Минут на пять. Через пять минут обласканный взглядом будильник обиделся на нелогичность действий уж больно суверенного субъекта пестуемого вертикально народа и подал душераздирающий голос. Артемий пулей метнулся к взломщику частной жизни, но было поздно.

-         Артамоша, люлисимо, - проскрипела заспанная жена, копируя многодетную итальянку из рекламы на свой лад.

Артемий Ксенафонтович лезть в холодильник не стал, а сразу полез к делу. Да и дело собственно плёвое. Правда, порядком поднадоевшее.

Исполнив в течение нескольких минут то, что от него требовали брачные обязательства и супружеская верность, Артемий Ксенафонтович заторопился.

На работу он прибыл скучно и вовремя. На первый этаж прибыл. Возбудив персональный компьютер хозяйской недвижимости, Артемий Ксенафонтович углубился, но до запланированной глубины не добрался. Зазвонил телефон внутренней связи и Недюжин, выслушав и приняв к исполнению, резко метнулся в кабинет непосредственного начальника, который этажом выше (была ещё уйма начальников, здание-то многоэтажное, но этот - непосредственный).

-         Чем занимаешься, Недюжин? - спросил непосредственный начальник, насквозь пронизав Артемия Ксенафонтовича менторским взглядом, который, не ощутив должного сопротивления, упёрся во входную дверь.

-         Делом…

-         Брось ты это грязное дело. Займись вот этим. И чтобы через два часа у меня на столе…

Недюжин поспешил к себе и попытался углубиться в новое дело, но тут зазвонил телефон внутренней связи. Потом внешней, потом опять внутренней. Потом пришёл из дружественного отдела друг Борис, который в отличие от рекламного кота Бориса был всегда голоден и с утра обходил все дружественные и недружественные отделы на предмет "…чашечки кофе". Через два часа позвонил посредственный начальник. Не с особо высокого этажа.

-         Чем занимаешься, Недюжин?

-         Делом…

-         Это не дело. Займись делом и чтобы через два часа у меня на столе…

Артемий Ксенафонтович добросовестно наплевал на все эти дела, сходил во внутриведомственный пункт общественного питания, где ежедневно возрождалась очередь забытого напрочь социализма, затем сдал деньги в благотворительный муниципальный фонд помощи асфальтоукладчикам ямочного ремонта, зашёл на планёрку к заместителю одного из посредственных многоэтажных начальников, где в течение трёх часов решался вопрос какую бирку вывешивать на время уборки уборной и вывешивать ли вообще. Менеджер по клинингу предлагала, зам опровергал, остальные незаметно позёвывали, а Артемий Ксенафонтович обыграл в дорожные шахматы опоенного кофеем Бориса. Потом он запомнил свежий анекдот в специально отведённом месте для курения и, вернувшись к исполнению, взглянул на телефон внутренней связи. Телефон звякнул.

-         Как дела, Недюжин?

-         Делаются…

-         Делу время… и все дела у прокурора, - начальственно пошутил телефон внутренней связи. - Займись-ка лучше…

-         Так ведь рабочий день уже…

-         …и чтобы к утру у меня на столе! - категорически пророкотала трубка не терпящим возражений голосом из-под небес…

Артемий Ксенафонтович Недюжин сладко потянулся, бросил нежный взгляд на почерневший, но отдыхающий ПК хозяйской недвижимости и опять уснул. Ненадолго. Начинался новый сумасшедший день…

ПРАВДОЛЮБЕЦ

"Сексопыльная бабёнка! - выдал Триминатор Фёдорович в окружающий эфир открытым текстом и брезгливо проводил взглядом нагло движущийся субъект в нужном ей направлении. - Пивко посасывает! Да с её губищами отсасывать надо. Бесплатно!"

Редко снующие прохожие безразлично шмыгали туда-сюда, не обращая внимания ни на правдолюбца, ни на случайно подвергшийся правде-матке субъект. Следующими были бездомный шелудивый пёс и мимолётная пичуга. Выдав и им полагающуюся порцию правды, Триминатор Фёдорович наконец-то добрался до постоянного рабочего места, расстелил коврик, поджал левую ногу, протянул правую руку и запричитал…

ТРУДОГОЛИК

Никто его не заставлял. Он сам. Работал. Работал, работал. Работал, работал… Трудоголик. В смысле и трудненько, и голенько, но он всё работал и работал.

Как-то во время работы пригрезился ему принц на белом коне под парусом алым. Прискакал и говорит:

-         Хватит работать. Поскакали со мной по принцессам.

-         В смысле по бабам? - сразу не ухватил он.

-         Угу… - как-то недвусмысленно гугукнул принц и посмотрел на него, как на идиота.

-         А работать, кто будет? - удивился он и ответил тем же, в смысле посмотрел.

Принц перемаргиваться не стал. Вскочил на белую лошадь, раздул алые паруса и был таков. И он не занервничал особо. Продолжал работать. Работал, работал. Работал, работал… Ведь надо же кому-то работать? А тут случилось… Он под градусом был. 38,5. Температура. И Совесть. С угрызением, мол, все на работу пошли, а он тут валяется с Температурой. Долго бы он ещё с ней валялся (видать понравилось), но протрезвел на 1,50. Да и Совесть во время вернулась… с рынка. С двумя тяжёлыми сумками угрызений. Вернулась, своим ключом дверь отперла и заговорила: "Далась тебе эта Температура? Мало ли порядочных женщин на свете? Иди работай!" Стыдно ему стало. Сбил он Температуру… одним ударом. С ног сбил (в смысле небрежно оттолкнул), и ушёл. На работу. Работал, работал. Работал, работал… и Совесть умерла, не побыв бабушкой.

ДОЛЖНИК

Интересный он человек. И не глупый. А главное к своим тридцати годам понял суть отношений между людьми. Экономических, политических, социальных, сексуальных… Даже умел безошибочно определить мотивацию того или иного поступка граждан или гражданок, тех или иных. Но это умом. А сердцу не прикажешь. Он ещё чувствовал. Чувствовал ответственность за порученное дело, чувствовал долг…

Он весь в долгах был. Долг перед Родиной, перед родителями, супружеский долг, религиозный, производственный… Из сил выбивался, пытаясь долги раздать. Тщетно. Они, подлые, не уменьшались, а всё больше и больше накапливались, выжимая последние силы. Но он не сдавался. Тужился. Тужился, тужился. Тужился, тужился и в конце отмеренной жизни, как и все его сограждане и согражданки, в яму попал. В долговую…

"ДЕЛО БЫЛО В КЕРОСИНЕ"

У них один паспорт был. На двоих. Нет, не этот, который даёт право выбора: идти голосовать за того, которого назначили или не идти. Такой у них был. И у него был, и у него. Но они всё равно не ходили. Ездили они. По очереди и по своим делам. А паспорт один. Технический. Они бы и рады второй купить, но сложившаяся рыночная экономика не позволяла по максимуму оттянуться. По минимуму если только. По прожиточному. И не то чтобы концы с концами. И оттягивались по-своему, и ели, и пили, и одевались, и коммунальные услуги оплачивали, и налоги исправно платили. И даже на бензин… Вот в нём-то всё и дело, в бензине-керосине, а не в правительстве, которое ругают где попало какое бы хорошее оно ни было. Правительство не виновато. Он, бензин, впереди России всей к общемировым стандартам рвётся, как будто ему больше всех надо. Демократ хренов! От него все беды, т.е. цены, т.е. беды, т.е. … "Дело было в керосине".

ПУСТЬ ЗЕМЛЯ ВАМ БУДЕТ ПУХОМ…

Male parta male dilabuntur -

что не честно приобретено,

то прахом пойдет!

…и пошло, и поехало…

Правит подлунной власть денег и алчность. Всесилен был древний Рим. Но жажда наживы в алчном припадке Рим обратила в экстрим…

Да и дались нам эти римляне?! Своих бы как-то сберечь… "Бах!" - внук нагрянул к бабушке Тане, забив в дробовик картечь. Баба на рынке пальму держала (первой средь первых была). Внук заявился за урожаем: "Стара ты, бабка. Пора…"

Нет, я не против. Будь земля пухом тем, кто при тех делах. Только обидно за… "ихнюю маму". Напрасно, видать, родила.

НАДО ЖИТЬ

Кого можно считать умным?

Того, чьи планы в большинстве

 случаев осуществляются.

Абу-ль-Фарадж.

Собственно говоря, он ничего против людей не имел. Это они против него. И ни одного него. Против всего его рода-племени…

Сруб бревенчатый добротный, подворье, хлев, амбар, живность всяческая, землица… Бабка с дедкой крепко на земле сидели. По вечерам сидели. Зимой. А всё остальное время работали. Работали, работали, работали, работали, а потом перестали и померли. Ребята из продотряда пришли с винтовками. Сказали, что неправильно они работают. Что, мол, кулаки. Чешутся. И раскулачили…

Мать с семерыми детишками, мал мала меньше, по миру пошла, а отца на месте расстреляли. Ребята из продотряда. Отец сопротивление оказал. Несознательный. Вот и расстреляли. А дед с бабкой сами…

Он из самых малых самым был. Был, был, был, был и октябрёнком стал. Потом пионером, потом комсомольцем, коммунистом. А потом беспартийным. Ребята из продотряда вернулись и все его сбережения либерализовали. Отпустили, стало быть. Цены, стало быть, отпустили, а сбережения опустили…

Но он не помер. Все остальные померли. Дети, внуки. Кого постреляли, кто с голодухи…

Он на пенсию к тому времени жил. Сохранился. Зачах, иссох, зубы выпали, голова облысела, на ногу припадать стал… но жив живёхонек. А куда он денется. Ведь жить-то надо!

ПОСТРАДАВШИЙ

Состояние здоровья пострадавшего опасений не вызывало. Здоровое было состояние. Да и пострадал он немного. Часа два пострадал. И не опасался за него никто. Он сам пострадал. Пострадал, пострадал, пострадал, пострадал, потом как-то неинтеллигентно приподнялся, матерно процедив сквозь наглухо стиснутые зубы: "Я завтра приду", - и ушёл, хотя ему на сегодня назначено было, часа на два тому…

Категория: Нецелевые программы | Добавил: Мирецкий (17.01.2009)
Просмотров: 192 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Бесплатный конструктор сайтов - uCoz Copyright MyCorp © 2017