Меню сайта
Категории каталога
В мире животных [14]
В один присест [6]
Война и мир [52]
Городок [33]
Иудыч [32]
Кролики [11]
Ломка [6]
Маседуан [14]
Мораль [10]
Нецелевые программы [11]
Ни кола, нидвора [10]
О, женщины [16]
Свищ [5]
Сперматазоиды [0]
Я в Украине был [10]
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
  


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Вторник, 19.09.2017, 14:40 ГлавнаяРегистрацияВход
Сайт выпускников 4 роты ВДВ КВВИКОЛКУ
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Статьи » Изба-читальня Петра Мирецкого » Маседуан

МАСЕДУАН ПЕТРОВИЧ И ЗАРАТУСТРА

23

Здравствуй, мой дорогой и верный друг Некто! За окном февраль холодный, в отпуск едет Ванька взводный… На кухне всё то же и те же. Но я не об этом. Зачем об этом тебе? У тебя свой бизнес. Я о рабоче-крестьянской Армии. Как-то однажды и совершенно не вдруг в темных углах купеческого мышления царской России зародились слабые ростки революционного инакомыслия. Получив поддержку интеллигентного дворянства и непривилегированных сословий умственных разночинцев, парниковые всходы революционной фантазии бурно пошли в рост и принесли свои плоды. Плоды дали семена, семена - ростки, те опять в рост и плоды, короче, на каком-то ответственном этапе революционной эволюции родилась и Армия. Красная. Голая, босая, голодная, но красная (то ли от потуг, то ли от натуг) и абсолютно рабоче-крестьянская, без учёта мозгов царских военспецов, временно принятых на службу и расстрелянных впоследствии за ненадобностью (свои мозги появились, красные).

Рабоче-крестьянская Красная Армия выполнила свою историческую миссию и преобразовалась в Советскую. Советская Армия тоже не ударила в грязь лицом, постоянно совершенствуя свою боеготовность и бескорыстно укрепляя обороноспособность вверенных территорий варшавских договоренностей. Даже интернациональные долги раздавала. И последний афганский честно пыталась выполнить, но…

Как-то однажды и совершенно не вдруг в продвинутых интимных местах совкового мышления Советской России зародились слабые ростки революционного инакомыслия. Московский политический сексспрос не вышел за пределы садового кольца, но получил предложение из-за океана. Есть предложение - нет возражений. Приняв поддержку иностранного капитала и непривилегированных сословий умственных разночинцев западной демократии, парниковые всходы центральной нервной системы сексуальной фантазии бурно пошли в рост и принесли свои плоды. На подиум зарождающейся демократии вышли стриптизнутые девушки и юноши, дяди и тёти, старики и старушки впавшего в блуд Социализма. Поимели и Армию. В два счёта. И немалая Украина поимела: "Там дэ була морда сракою вэрть!" - и маленькая Эстония… на счёт три: "Р-р-р-р-раз, тва-а-а-а-а-а-а-а, три!" Гранулированные остатки СА, преобразованные в ВС РФ боролись за выживание в разграбленной России и наведение конституционного порядка в строптивой полусуверенной Чечне…

Голая, босая, голодная и красная (то ли от преобразований, то ли от переименований) Армия продолжает быть и служить своим авангардом сознательного пролетариата и подсознательного крестьянства, но уже в стране господ, которые её имеют и пользуют бесплатно (за счёт этих же самых обнищавших и вытесненных из гегемонов рабочих и колхозниц), оставаясь рабоче-крестьянской до неприличия… И это опасно. Голодные вооружённые рабочие и крестьяне чего хошь натворить могут. Растащат Армию. Это мы уже проходили: "Рабочий тащит пулемёт…" Извини. Пойду. Бизнес у меня.

За сим Твой.

24

Здравствуй, мой дорогой и верный друг Некто! Пустили мы петуха. Одни говорят синего, другие - зелёного, третьи - жаренного. Судьба-индейка, дура петая, то змею, то петуха подложит, а то и свинью. И всё по-ихнему, по-восточному, по календарю. А по нашему, по календарю, по народному - февраль. За окном холодно и сухо. На кухне жарко, жена, Василий, соседка с пакетами, бомж и маседуан. Бомж жрёт, а остальные варят и расфасовывают. Бизнес пошёл. Но я не об этом. Зачем об этом тебе. Ты в своём бизнесе варишься. Я о них. Они по ту сторону были. А по эту не было никого. И ничего не было. Так. Кратеры, вымпел СССР да пыль. И все мы на эту пыль смотрели. Невооружённым глазом смотрели. Сквозь пальцы. И в телескопы. А той стороны не видно. Не поворачивается она, Луна, той стороной. Но американские астронавты всё-таки развернулись лицом и заглянули. Пятеро, говорят, их было. Трое, говорят, заглянули, вернулись на Землю, всё рассказали, что увидели, и умерли, а двое до сих пор говорят… в психушке. По телевизору так рассказали, поздно ночью. Засекреченные данные рассекретили и явили всему миру поздно ночью. Я сейчас поздно ночью не сплю. В ночную смену хожу. На кухню. Телевизор на кухню перенёс и фарш маседуанный делаю. Так вот. Оказывается по ту сторону давно уже всё схвачено и обжито инопланетянами. Кораблями их пятнадцатикилометровыми со стартовой скоростью света на каждом квадратном метре утыкано, как у нас в часы пик-шопинга припарковано. Понаехало их там, понабилось. Видимо невидимо. И за нами наблюдают с той стороны. Наведываются иногда, оставляя концентрические круги на наших пшеничных полях, пробы берут. Нас на вшивость пробуют. А мы что? Мы ничего… На смену пора. Извини. Пойду.

За сим Твой.

25

Здравствуй, мой дорогой и верный друг Некто! За окном уже март. На кухне жена, корнечистка, кухонный комбайн, бомж и маседуан. Бомж жрёт, а остальное я механизировал из первого прибытка. Но я не об этом. Зачем об этом тебе. Я о неизбежном срастании капитализма с социализмом. Бизнес идёт. И я хожу. Вчера на почту ходил. Мой заезжий клиент от народов Севера телеграмму прислал и задаток, с просьбой вернуть картинки из журнала "ЛАЙФ ИЗ ЛАЙТ", а то у них там без этих картинок потенция падает. Морозы! Отодрал я ему, что просил и на почту пошёл. В простой конверт эта безобразия не лезет. Заказным надо. Пришёл. А там за прилавком где с народонаселением общаются по поводу посылок и бандеролей старорежимная социалистическая неприятность стоит с накладными капиталистическими ногтями ярко розового маникюра. Здрасте, говорю. Молчит. Так и так, говорю. Молчит. Конверт, говорю, дай, большой. Нету, говорит. "Как это нету?!" - запереживал я. А она ноль внимания на моё переживание и с явным нарушением прав потребителя ушла в каморку, где неполученные почтовые отправления ютятся. Я ей туда кричу: "Давай без конверта, - вслух. А про себя, - в бумажку заворачивай, как в те времена, которые на твоей неприветливой морде сургучной печатью лежат". Услыхав знакомое (то, что вслух и то, что про себя), вылезла она из своей кандейки и со знанием дела бумагу их тяжеленную на мои картинки лёгкого поведения наворачивать стала толстыми слоями. "Бандеролью пойдёт", - прогнусавила себе под нос и дальше вертит. Но я не сразу расслышал. Отвлёкся. Лицом заинтересовался, кавказкой национальности. Оно, лицо это, в соседнее окошко в который раз выламывается: "Дэвушка, обкновэнный почтовый конвэрт хочу! С маркамы", - и пятьдесят рублей суёт. А та обратно высовывает и причитает: "Сдачи нет!" А он ей с кавказским капиталистическим спокойствием: "Сдачу нэ хочу! Конвэрт хочу!" А она с социалистической честностью не берёт без сдачи и конверт не даёт. Тем временем моя старорежимная неприятность бумаги накрутила, сургучом, которого слишком в избытке от социализма осталось, всё залила и нудно взвешивает, и долго считает, и нагло мне объявляет: "Двадцать шесть рублей девяносто копеек". Откуда такие деньжищи? Без малого - целая порция маседуана! Я хоть и задаток получил, и на мясной рацион перешёл, и маседуан только пробую перед отправкой в торговую сеть, но благоверная мне на заказное письмо выделила и ни копейки больше. Ты меня знаешь. Капиталист я начинающий, а родом, как и эта неприятность, из социализма. И если бы не лицо кавказкой национальности, которое от сдачи отказалось в мою пользу, заполучив через меня конверт обыкновенный с марками, то захватил бы я эту почту вместе с телеграфом… и телевидение не пожалел бы, которое капитализм расхваливает и "всё есть".

За сим Твой.

МАСЕДУАН ПЕТРОВИЧ И ЗАРАТУСТРА

Здравствуй, мой дорогой и верный друг Некто! За окном скорая отъехала. Бомжа моего увезли. Обожрался. Маседуаном обожрался. Маседуан хоть и здоровая пища, но устал его желудок халяву переваривать. Несварение у него. «Если человек съест немного того, что ему вредно, - это вредит меньше, чем если он съест много того, что ему полезно». А у меня всё тип-топ. Дела идут, контора пишет. Я в конторе. Жена с бригадой на кухне. На молочной кухне. Выкупил у государства кухню молочную и переоборудовал в маседуанную. Государство не в состоянии, а я кредит взял, персонал нанял, бомжей уволил, свою торговую сеть развил на базе уже имеющейся и дивиденды получаю. В широких городских кругах бизнессообщества пользуюсь заслуженным авторитетом. Они меня так и называют с уважением: Маседуан Петрович. Я не обижаюсь. Философски отношусь к этому переименованию. Я в период оздоровления к философии склонился, не знаю почему. А теперь самообразованием занялся. Решил научную степень получить. В бизнесе без степени неприлично. Все уважающие себя бизнесмены и государственные деятели давно уже степень купили, а в кредит степень не дают. Вот и самообразовываюсь. Бесплатно, т.е. честно, доктором философии хочу. А что? Думаешь не вытяну? Если в период сидения на съедении маседуана я ноги не вытянул, то сейчас всё что хочешь вытяну! Я для себя Заратустру открыл. Открыл, почитал… и пишу. Докторскую пишу. На соискание. И тебе отсылать буду по мере написания. На сверку. Ты ж ведь тоже доктор… по каким-то болезням. Рабочее название моей диссертации "МАСЕДУАН ПЕТРОВИЧ И ЗАРАТУСТРА", а дальше сам разберёшься что о чём…

О СВЕТИЛЕ

«Великое светило! К чему свелось бы твое счастье, если б не было у тебя тех, кому ты светишь! …я должен спуститься вниз: как делаешь ты каждый вечер, окунаясь в море и неся свет свой на другую сторону мира… Я должен, подобно тебе, закатиться, как называют это люди, к которым хочу я спуститься…» Так начался закат Заратустры»… (и восход Маседуана Петровича к научной степени доктора философии тернистым, но проторенным путём философских суждений).

"История мидян темна и непонятна". И предыстория невнятна… Хлеба и зрелищ! Плясун на канате!.. а массовый зритель сидит в крайней хате: "Теряя жизнь, я не теряю ничего!" Ого! Зачем же так? Откуда что?

"…приобретёт свой мир потерянный для мира", - о том толкует Заратустры лира. И, получив наличную зарплату, идём мы, спотыкаясь, по канату. Как сто, как двести … лет назад. Акт жизни на Земле изображаем. И пользуем троллейбусы, трамваи, авто… Играем в русскую рулетку. Имеем жидкий стул… нимфетку… Бывает и метнём пасьянс, гаднём на близких… те на нас. Урвав себе, даём немного брату. И вместе: по канату, по канату…

 

Смешон кто мнит себя "светилом" из мяса, кожи и костей. Мозгов немного, много нервов… и, в лучшем случае, "мощей". Я бы их, ораторствующих и проповедующих, "темнилами" назвал. Вон Константин Филиппович с третьего подъезда. Добрейшей души человек. Жизнь светлую прожил. Детей на ноги поставил, внукам способствовал, с правнуками тетешкается… Не учил он никого, не поучал. Придут посоветоваться - подскажет. Нет - и не надо. От природы святой. Мухи за свой долгий век не обидел. Ни убивал, ни крал, ни прелюбодействовал… В Бога не верил. Евангелие никогда не читал, но ближних и дальних любил, как самого себя. И его любили…

Соседа нового к нему на лестничную площадку подселили. Старый добрый съехал по причине неуплаты квартирной платы в особо крупных размерах. В дом престарелых съехал. Там и живёт. А в его квартиру новый въехал. Купил на муниципальном аукционе в счёт погашения долгов и въехал. Тоже вроде бы неплохой человек. С деньгами… и с собачкой.

Константин Филиппович новых соседей сначала полюбил, как и всех. Без задней мысли. И они взаимностью ответили. Особенно собачка. Из всех жильцов подъезда эта собачка Константина Филипповича особо выделила и отправляла естественную надобность (и по маленькому, и по большому) только на коврик Константина Филипповича. Константин Филиппович стойко переносил тяготы и запах, ежедневно убирая и проветривая. Потом как-то это ему надоело и он новому предложил альтернативный вариант. Новый извинился, согласился, но собачка не поняла. Константин Филиппович через некоторое время опять к соседу обратился. Но что со скотины возьмёшь? Сосед извиняется, заверяет, а собачка какает и писает. Озлобился Константин Филиппович. Сначала на собачку, потом на её хозяина, потом на весь сопереживающий подъезд, потом… Умер. В злобе на весь мир и на всё живое умер…

А сколько их, таких как он… и собачек? Какое "светило" бы их просветило? Может конституцию поменять? Или строй общественный сменить? Или философию какую для успокоения души? Может быть… А запах? Запах останется. Так говорю я, Маседуан Петрович. А ты что скажешь?

Категория: Маседуан | Добавил: Мирецкий (16.01.2009)
Просмотров: 276 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Бесплатный конструктор сайтов - uCoz Copyright MyCorp © 2017