Меню сайта
Категории каталога
В мире животных [14]
В один присест [6]
Война и мир [52]
Городок [33]
Иудыч [32]
Кролики [11]
Ломка [6]
Маседуан [14]
Мораль [10]
Нецелевые программы [11]
Ни кола, нидвора [10]
О, женщины [16]
Свищ [5]
Сперматазоиды [0]
Я в Украине был [10]
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
  


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Вторник, 12.12.2017, 11:20 ГлавнаяРегистрацияВход
Сайт выпускников 4 роты ВДВ КВВИКОЛКУ
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Статьи » Изба-читальня Петра Мирецкого » Иудыч

ЖИЗНЬ-ИГРА

ЖИЗНЬ-ИГРА

Edere oported, ut vivas,

non viveri, ut edas -

нужно есть, чтобы жить,

а не жить, чтобы есть

Относительно прохладными летними вечерами упревшие на солнцепёке жильцы двора №19, в поте лица своего промышляющие хлеб насущный и так, по хозяйству, с чувством глубокого морального удовлетворения: "Ещё один прожитый день приблизил "наш яростный стройотряд" к будущему светлому Коммунизму", - рассаживались двумя-тремя сбитыми группками (по-четыре) в уютных палисадниках гостеприимных на сегодняшний вечер хозяев.

Дежурная гостеприимность была не запрограммирована свыше, а спонтанна и потому естественна и доброжелательна. Обсуждая текущие события на злобу дня, одногруппники лениво перекидывались в картишки, или постукивали костяшками домино. Под настроение.

Семечки, фрукты, выпечка с пряным ароматом корицы и другое "что Бог послал", запивались густой домашней наливочкой под одобрительное покрякивание или холодненьким компотиком с подвальчика. Свежий южный ветерок легко обдувал загорелые лица и нежно трепал не успевшие ещё облысеть причёски. Подрастающее поколение, пользуясь отсутствием должного контроля, решало свои "детские" проблемы самостоятельно.

Вокруг электрических надстольных лампочек радостно порхали мотыльки и прочее мушьё-комарьё. Небесные звёздочки, добротно облепив диск луны, с укоризной подмигивали ленивым зажравшимся дворовым кошкам. Всё это гармонично вписывалось в интернациональную идиллию двора, борющегося за коммунистический быт. Но ненадолго.

Где-то в середине вялотекущей вечерней прохлады в одном из палисадников раскалившаяся атмосфера азарта, подогретая наливочкой, взрывалась возгласами ненормативной терминологии и, бурно устремившись к финишу, инициировала взрыв общественного мнения. Общественное мнение было у каждого своё и тот, у кого послабее, в сердцах швырял карты (костяшки) в лицо общественности, покидая вместе с чувством собственного достоинства театр "военных" действий. Вот тогда и звали Ваньку. Он был единственным штатным дублёром "психов" дворовой игротеки и, находясь в "постоянной боевой готовности" на скамье запасных, неизменно востребован.

Как-то летом, в раннем детстве, после маминого категоричного: "Прекрати! Ребёнок уже взрослый и всё понимает", - отец отселил наблюдательного Ваньку, смастерив собственными руками раскладушку (на вырост) из брезента и дрог, доставшихся в наследство от дореволюционных хозяев. Раскладушка гармонично вписалась в интерьер виноградной лозы палисадника и бессрочно приняла юного владельца на последующие сезоны возмужания.

Переименовывая всю ночную астрономию на свой лад, Ванька крепко усыпал, а затем, ёжась от утренней прохлады, встречал яркое ласковое солнышко, зарывшись с головой под подушку. Соломоново решение отца удовлетворило духовные потребности советского народа, проживающего в квартире №12 двора №19 по улице легендарного революционера. Родители отводили душу после зимней спячки, новорождённая через шесть лет после Ваньки сестра взрослела до понимания, да и Соня как-то приноровилась. А поскольку родительский совет кв. №12 абстрагировался и самоустранился от воспитания первенца в ночное время, то  летними жаркими месяцами Ванька становился королём ночи и был неподконтролен. Так что спешить ему было некуда, и он усидчиво дожидался своего выхода на поле карточной (реже доминошной) брани.

Отличать вальтов от королей - это он как-то сразу ухватил, ещё сызмальства, а вот как козырная шестёрка бьёт туза - это чуть-чуть попозже, но тоже небезуспешно. Постоянно упражняясь в дублирующем составе дворовой сборной, и усвоив тонкости жизненной премудрости, он приобрёл профессиональные игроцкие навыки.

Кроме карточного "Дурака" и доминошного "Козла" (прерогатива старшего поколения) "команда молодости нашей" практиковала и другие азартные игры. "Очко", "бура", "сека", "храп" и пр., которые были достоянием более прогрессивного человечества близлежащих дворов. Турниры в этих видах проводились в корыстных целях (под деньги), на "чёрном", по-чёрному и с привкусом "чернил" или "биомицина".

- Вахлак! Если бы ты вышел в пику, мы бы его подсадили!
- Не было у меня пики...

- Вот я и говорю, долблённый ты сын! Даже пики сраной у тебя не нашлось.

Ванька играл честно. Обычно плутует тот, кто слабо играет. Карточные плутни, коварство их и фантазия вероломно нарушали естественный ход карты, который в привилегированных карточных кругах именовался таинственным словом "ПРУХА", вызывающего спазм очка азартных игроков.

Карточный кодекс чести не позволял Ивану опуститься до умышленного извращения, хотя многие этим не гнушались. В ход шли меченые или сточенные на клин карты, чёс, фальш-тасовка, называемая «запуском», сменка колоды и прочие грубые, ломовые и изощрённые приемы. Но вся эта лажа шулерских изобретений была как-то без надобности. Ваньке шёл "ПЁР". Звезда, под которой он родился, оказалась всесторонне счастливой в этом плане. Ему везло в карты. Да и в любви повезло, но это потом, сначала в карты.

Школьное туалетное "Очко" (в смысле игра такая карточная под деньги) приносило Ивану копеечный доход. Среднестатистические копейки (15-20), выдаваемые ученикам незажиточными родителями, составляли прожиточный минимум, который должен был материализоваться в школьном буфете на большой переменке в два пирожка с яблоками и чай с сахаром, но проигрывался, а значит и выигрывался, азартной составляющей всесоюзной пионерской (комсомольской) организации в зловонном месте общественного пользования общеобразовательного заведения.

До денежной реформы 1961 года Иван играл под "колобахи", щедро отпускаемые оттянутым средним пальцем правой руки на лоб проигравшего, а получаемый ежедневно родительский рубль тратил по прямому предназначению. Заслуженные в начале карточной карьеры "кала-башки" (с  противным запахом хлорки и аммиака) от комсомольцев старших классов, внесли существенную лепту в дело совершенствования класса игры, и Иван ускоренно улучшался.

Поднаторевший средний  палец правой и новая денежная реформа левых явились основополагающими факторами зародившейся у него игроцкой меркантильности, ну и конечно "пруха". Иван перешёл в высшую лигу, в которой и играл успешно до самых выпускных экзаменов (в смысле по общеобразовательным предметам). Но не злоупотреблял. "Часто не выигрывай, потеряешь партнёров (или будешь бит)", - один из карточных законов. Законы Ванька соблюдал, так как по натуре своей принадлежал к законопослушным гражданам необъятной подпольно-криминальной Родины.

Чувство законности, социальной справедливости и финансовой независимости Ваньке прививал личным примером отец родной. И Ванька добросовестно прививался. Один раз в месяц, после получки, они регулярно, по инициативе отца, посещали забегаловку (так ласково мама называла это богоугодное питейное заведение). Поильня (так называл её Ванька)  находилась на углу улиц имени легендарного революционера и имени революционного легионера, где покупался пивной бокал крепленого вина на разлив (отцу) и стакан сока (Ваньке) за справедливо заначеную долю заработанной платы (получки). Этот многолетний ритуал мужской независимости законно подытоживал ежемесячные трудовые подвиги отца и формировал преемственность у нового поколения, которое должно было жить: "Каждому по способностям, каждому по потребностям…" - или что-то в этом роде.

Независимый Ванька с появлением первых заработанных умственным трудом денег, подражая взрослым строителям светлого бедующего, впервые проявил свой суверенитет перед уроком английского языка. Отреагировав на замечание учительницы Великобритании Кондратьевны на неправильное произношение и усвоив после её многократного повтора как надо, критику принял правильно (Илоны Давыдовны тогда ещё и в помине не было). Сопоставив нюансы звучания иноземной транскрипции англичанки с оправдательной речью родителя после забегаловки: "Всё до копейки…" - перед дотошной матерью, Ванька идентифицировал сходство. А дальше дело техники. Наиграв в очко на очке восемнадцать копеек (стоимость стакана столового вина на разлив), Ванька бежал к киоску "Соки-воды" напротив школы и отоваривался. Исключительно на переменке перед уроком английского языка. Эффект потрясающий! И в алкогольную зависимость не попал. Поскольку Великобритания Кондратьевна часто болела (то ли сама, то ли ребёнок), то уроки английского языка оказывались пустыми, а те, что случались - редкими. Да и не собирался Ванька за рубеж. Это уже глубоко потом он понял, что и не выпустит его никто, даже если б и собрался. Не выездной…

На внешкольных занятиях на "чёрном" по-черному Ванька тоже не блефовал, осваивая многообразие карточных игр, придуманных человечеством для отъема денег у самого себя "по-честному", которые основывались на принципе "как карта ляжет" и регулировались, если не мухлевать, одним единственным: "Пруха!" Осваивая постепенно виды и подвиды, Ванька убедился, что приложить полученные от папаши врождённые мозги и бухгалтерскую честность по матушке в этом многоборье негде и остыл, истратив побочный эффект (деньги) на всякие шалости, типа леденцы, мороженное, пастила и другие восточные и европейские сладости.

В совокупности с зубным порошком (изготовленным из мела и укупоренного в круглую картонную коробочку с  изображением Мойдодыра или ещё какого-нибудь шедевра советской рекламы), которым чистили зубы и парусиновые белые туфли, эти сладкие шалости привели Ваньку к кариесу. С этим побочным явлением боролись посредством бессердечной тётки в белом халате и бормашины, что вызывало справедливый гнев, всеобщую ненависть и призрение трудящихся и учащихся. Особенно у Ваньки.

Выделяемый адреналин в процессе игры (а ему нравился сам процесс, сопровождаемый алчным блеском глаз и дрожащими руками партнёров) не стоил мук, причиняемых бормашиной и советской медициной. Деньги, как таковые, его не интересовали, и от этих дел он самоустранился (до поры до времени), увлёкшись иллюзией и манипуляцией.

                               В ОГЛАВЛЕНИЕ

Категория: Иудыч | Добавил: Мирецкий (14.01.2009)
Просмотров: 249 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Бесплатный конструктор сайтов - uCoz Copyright MyCorp © 2017