Меню сайта
Категории каталога
В мире животных [14]
В один присест [6]
Война и мир [52]
Городок [33]
Иудыч [32]
Кролики [11]
Ломка [6]
Маседуан [14]
Мораль [10]
Нецелевые программы [11]
Ни кола, нидвора [10]
О, женщины [16]
Свищ [5]
Сперматазоиды [0]
Я в Украине был [10]
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
  


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Суббота, 21.10.2017, 04:19 ГлавнаяРегистрацияВход
Сайт выпускников 4 роты ВДВ КВВИКОЛКУ
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Статьи » Изба-читальня Петра Мирецкого » Иудыч

СИЛА ИСКУССТВА

СИЛА ИСКУССТВА

Я всегда замечал, что для

успеха в свете надо иметь

придурковатый вид

и быть умным.

Ш. Монтескье.

         Номер традиционного циркового классицизма, поставленный Михаилом Бенционовичем, "Живой - мёртвый" шёл на "Ура!" у приобщающегося к народной культуре населения. Ванька был "живой", Валерчик - "мёртвый". Пинки, подзатыльники, пощёчины и другие "физические оскорбления", наносимые мёртвым Валерчиком живому Ваньке, вызывали дикий восторг у временно-удручённой публики, "схававшей" перед этим кантату о Ленине.

Ванька, отойдя от вековой цирковой традиции исполнительского ремесла акробатов-каскадёров, вносил с присущёй ему врождённой одарённостью элементы советского авангардизма и социалистической пантомимы в консервативный чаплинский номер, вкрапляя в клоунаду заботу Партии и Правительства (или наоборот) и… "ими гордилась страна".

Ванькины импровизации, насыщенные многообразием и спонтанностью (по ходу дела), сделали начинающих акробатов-каскадёров любимцами "разномастной" публики и обоих самодеятельных коллективов.

Шоу-бизнеса в те времена не было. Культура была. А вместо продюсеров, худруки (не в смысле ху… худые руки, а в смысле художественные руководители). И все те, кто на этой культуре сидел, ревностно блюли завоевания Октября, как 40-летнего, так и 30-летнего.

"Нашей разномастной публике, что не дай, всё схавает, но Ленин всегда впереди…" - часто приговаривала Гондолина Сегментьевна, худрук Дома Культуры им. 30-летия. Галина была с ней не согласна и ускоренно готовила свою программу: "Цирк на сцене Октября", а пока: "…кода будет, тода будет…" - Гондолина Сегментьевна вставляла Ваньку с Валерчиком во все шефские, подшефные и др. концерты вместе с Лениным, песнями, танцами…

         В Доме Культуры им. 40-летия Октября было попроще, была труппа, был Крехелли, был авторитет. Но все эти закулисные интриги как-то до… да и вообще по фигу, в смысле Ваньке и Валерчику. Они работали "Живого и мёртвого". С двойной нагрузкой. Правда, в школе были недовольны: "Вы Дворецкий ступайте, ступайте. Вашу тройку я вам поставлю, а вы Ступинков (в смысле Валерчик) останьтесь", - говаривала математичка Функция Интеграловна.

Ванька и Валерчик решили легализовать своё двоякое (троякое?) положение и после приватной беседы с худруками обоих культурных заведений на имя дирекции школы стали поступать официальные бланки с угловым штампом и печатью: "Уважаемая… Просим освободить… С уважением…"

На первых порах помогало, но, учитывая плотный график несения культуры в массы, бесцеремонная частота повторений вызывала у педагогического совета нервозность и излишнюю раздражительность. Графики, утрясённые в отделе культуры, часто пересекались, но мудрый Крихелли отдавал предпочтение 30-летнему, т.к. Галина была начинающей, а у него и так два состава.

Как-то на одном из шефских представлений народного цирка в подшефной воинской части, как раз в той, где служил муж Галины, Пашка (по этой самой причине может быть и подшефной), Ваньке пришла в голову простая до безобразия мысль. Додумать он её не успел, т.к. подошедший с каким-то обстриженным бойцом Крихелли к кучерявому до плеч и мыслящему Ваньке перебил: "Знакомься, Паша. Это тот самый Дворецкий". Солдат протянул руку и многозначительно растянул: "То-о-т с-аааа-мыый?!" Ванька пожал. Кратко, по-военному согласился: "Ага!" - и удивлённо взглянул на маэстро. "Нам Галка про тебя все уши прожужжала, - пояснил тот, - а Пашка приревновал…" Солдат не стал прятаться за спину авторитета и ещё раз представился: "Человек в серой шинели. Павел". Ванька тоже не ударил лицом в грязь: "Человек, заботящийся о том, чтобы его не забыли. Иван".

После представления, на котором Пашка принимал активное участие, жонглируя солдатской кухонной утварью под дружные и несмолкаемые аплодисменты товарищей по службе (такого успеха Ванька больше не видал ни разу, ни в 30-летии, ни в 40-летии), они уединились (так получилось) в какой-то ленкомнате. Все ушли солдатские щи хлебать и кашу пробовать, а Пашка с Ванькой за жизнь разговорились.

"Здорово вы нашим ребятам понравились", - без всякого загиба констатировал Пашка и показал пару профессиональных фокусов с сигаретами в подтверждение заслуженного благорасположения. Ванька освоил. С тех пор (с четырнадцати лет) он курить начал, зарабатывая на "очке" и реже на "чёрном дворе" лавэ (деньги) на четырнадцатикопеечный "Север".

Прощаясь, Паша сказал: "Учиться тебе надо", - имея в виду цирковое училище, которое сам перед армией окончил. "Учи-и-иться, учи-и-иться… и ещё раз быстренько па-а-у-читься", - растянул Ванька, имея в виду школу, но, сообразив, уточнил: "А поступить туда тяжело?" Пашка, не оборачиваясь, бросил кратко по-военному через левое плечо: "Тебе? Не-а!"

О чём они там разговаривали с тестем, Ваньке было неизвестно, но в военном ПАЗике, который их привёз и увозил обратно, Крихелли периодически косился на Ваньку и лукаво улыбался. И Ванька решился предварить непродуманную мысль в жизнь. Он подсел к мастеру и заискивающе пролепетал: "Михаил Бенционович, а нельзя следующую репетицию у нас в школе провести?" Маэстро не ответил. И не улыбался больше. Потерпев фиаско, Ванька дёргаться перестал, но мысль гвоздила.

Гастроли на рабочих и нерабочих стройплощадках, в горячем цеху чугунолитейщиков и в холодном ликероводочного разлива перемежались с концертными площадками парков культуры и отдыха перед многотысячной аудиторией современников в Дни Молодёжи и другие дни массовых народных гуляний, театральной сценой драматического театра перед избранной аудиторией передовиков производства и руководящих партийных работников. Культура им. 40-летия Октября несла в массы солидность и профессионализм, а культура 30-летия - план и творчество охваченных заботой масс.

Небезуспешная Гондолина Сегментьевна чётко составляла утрясённые с отделом культуры планы, руководствуясь всеобщим окультуриванием и семейным положением многодетной матери (сын у неё был один, но много, 120 килограмм). Она виртуозно пробивала у культивируемой администрации послеконцертные "обеды для проголодавшихся юных деятелей культуры", не забывая прихватить с собой для деточки (и не известно кому больше).

Особенно отвальными были гастроли в сельскую местность. Типа "День весенней посевной", "День Урожая", "День озимой посевной", "День рыбака" и пр. Отваливали щедро. С ночёвкой, похмельем и барашком на ход ноги. Руководители кружков (хорового, хореографического, художественного чтения и др., Галина не ездила, чего ей там с одним номером… Ванька за старшего) и сопровождающие аккомпаниаторы на полставки были довольны. А сами участники… много ли им надо?

В начале очередного гастрольного сезона замешкавшаяся Галина попросила Ваньку отнести Гондолине Сегментьевне "План работы кружка цирковой акробатики на следующую декаду" для утверждения.

Гондолина сидела у себя в кабинете и натужно морщила лоб, догрызая казённый карандаш. Не отреагировав на приветственную речь, она забубнила со скоростью шамана при камлании (обрядовом действии): "Способна женщина рожать… концерт один подшефным дать… кому?" Ванька сообразил, Гондолина "грёбанную обязаловку" откатывает. И нереализованная мысль устремилась к воплощению: "Комсомольской организации средней школы №15. Ленин! Партия! Комсомол! Тем более 22 апреля не за горами и школа рядом. На транспортные расходы тратиться не надо…" Сегментьевна встрепенулась, ожила и задышала: "Пошёл вон!" - ласково проворковала она, забрав акробатический план на декаду.

На следующей тренировке клубная техничка Гильдия Простоволосьевна, выполнявшая по совместительству обязанности дежурной и на общественных началах вестовой, вручила Галине пакет с утверждённым планом и одним единственным исправлением, исполненным чёрным по белому судьбоносной шариковой худручкой: "22 апреля. Акробаты-каскадёры. СШ №15".

Утверждённый план был приведён в исполнение. Валерчик и Ванька легли спать знаменитыми. Свалившаяся слава и снисходительность преподавателей позволили им завершить среднее образование с твёрдыми удовлетворительными результатами и низкой посещаемостью. Сила Искусства!

                              В ОГЛАВЛЕНИЕ

Категория: Иудыч | Добавил: Мирецкий (14.01.2009)
Просмотров: 267 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Бесплатный конструктор сайтов - uCoz Copyright MyCorp © 2017