Меню сайта
Категории каталога
В мире животных [14]
В один присест [6]
Война и мир [52]
Городок [33]
Иудыч [32]
Кролики [11]
Ломка [6]
Маседуан [14]
Мораль [10]
Нецелевые программы [11]
Ни кола, нидвора [10]
О, женщины [16]
Свищ [5]
Сперматазоиды [0]
Я в Украине был [10]
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
  


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Воскресенье, 20.08.2017, 07:01 ГлавнаяРегистрацияВход
Сайт выпускников 4 роты ВДВ КВВИКОЛКУ
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Статьи » Изба-читальня Петра Мирецкого » Городок

"БОЛЬНЫЕ ЕСТЬ?"

«БОЛЬНЫЕ ЕСТЬ?»

Кто постоянно с больным,

кто верно ему услужает,

тот умирает скорей

Овидий

Больной нуждается в уходе врача.

И чем дальше уйдет, тем лучше.

Из Москвы в военный городок никто не ехал. И никто визит не отменял. Население городка занималось повседневной текучкой и решением личных проблем, которые для многих были служебными. Из двух зол выбрали то, которое раньше еще не пробовали... И не то, чтобы перестали ждать, да и не то чтобы нет, но семь бед - один ответ… Пришёл - увидел, а не пришёл… извините, у нас свои результаты есть. Летний период обучения не начинали, потому как зимний не закончили. Но и без периода дел хватало. Прибыло молодое пополнение.

Военкоматы, как и мясокомбинаты, план давали, но качества обеспечить не могли, не было выбора. Тогда ещё только в моду входило - «откупиться». «Отмазаться» - это давно уже освоили, а вот «откупиться» было пока ещё боязно, да и особо не за что, хотя мелкая челночная предприимчивость уже давала… но военкоматовская консервативность втягивалась медленно в нынешний процесс мышления и «гребла» по разнарядке и без оглядки всё подряд… «Годен», «негоден»… главное - план и материальное благополучие. Родина отдавала своих лучших сыновей для защиты завоеваний социализма… а брать, не брать дело техники.

После отбора призванного контингента привилегированными подразделениями, частям боевого обеспечения оставалось то, что осталось, «с дефицитом веса» и другими простудами, принесёнными ветрами перемен. Сыновей отмыли, одели (детям самое лучшее), разместили… и лечить начали (в прямом смысле слова).

Самую лучшую казарму, отведённую для размещения молодого пополнения, назвали «Карантин» и переоборудовали в военный госпиталь, сформировали подразделения на основании эпикризов историй болезней, компонуя по идентичности, назначили командиров из числа имеющегося в полку медицинского персонала и приступили  к вводу в строй дефицитных новобранцев.

Командиры вкалывали. Витамины. Три раза в день. Нормы продовольственного пайка удвоили, физические нагрузки сняли, заменив лечебной физкультурой и отдыхом. Единственные занятия (политические) проводились без отрыва от постельного режима. Остальной личный состав полка поддерживал неснижаемый уровень запаса на продовольственном складе «СПЕЦИАЛЬНО ДЛЯ СОЛДАТ».

Призванные с дефицитом веса «защитники» постепенно становились на ноги (оказалось, что перестроечный дефицит - заразная, но излечимая болезнь). Озабоченные отсрочкой демобилизации (до ввода в строй молодого пополнения) «деды» добровольно отказывались от вечерних «паек» в пользу выздоравливающих ребят (солдат ребёнка не обидит), что давало эффект в деле ускорения процесса… и процесс шёл. Май шёл, июнь шёл… к концу июля пришёл и начал закругляться. Молодое пополнение пополнилось, даже можно сказать располнело, припухло…

В городке, как и во всём Союзе Социалистических Республик, на дворе стоял 1991 год, за счет пяти предыдущих, перестроенных Партией и Правительством. И встали на ноги защитники социализма. Перестроечного Социализма. Разница между тем социализмом и этим социализмом заключалась в том, что при том социализме человек человеку… а при этом социализме - наоборот.

А где-то там, в Фаросе, мыли раму, и завозилась эталонная еда. Всё чаще вспоминали маму… и фильм крутили: «Кин-Дза-Дза».

 

Жизнь пацаков и чатлан из кинофильма «Кин-Дза-Дза» ничем не отличалась от жизни соцпацаков (и даже соцчатлан) и была до боли знакома… Привезенная пробивным начальником клуба (простите, Дома Офицеров) картина, добытая личным обаянием в городском кинопрокате вне перечня, утверждённого Главным Политическим Управлением СА и ВМФ, имела большой успех и вызвала эмоциональный бурный всплеск в существовании и развитии инертной аудитории полузакрытого городка.

Модель жизненных отношений взгляда туда и оттуда демонстрировалась киномехаником товарищем ефрейтором Гачеком в концертном зале Гарнизонного Дома Офицеров бесплатно, согласно отведённому времени в распорядке работы культурного заведения, и после отбоя для всех желающих за деньги. И не правда тех, кто думает, что в военных городках только «Чапаева» крутят. В нашем городке крутили «Кин-Дза-Дзу». Полгода крутили, а не надоедало. Киномеханик товарищ ефрейтор Гачек делал это профессионально и на любой вкус: «спэреди, сзаду, выборочно по эпызодам?» и ещё по-всякому… исключительно в коммерческих целях. «Ызбушка-Ызбушка, повэрнись к лесу пэредом, а ко мне задом, и нэмножко наклонись...»

Глубинные категории генеральной линии Партии, переплетаясь с жизненной действительностью фильма, накладывали отпечаток на повседневный быт военных горожан. На смену приевшемуся уставному медицинскому приветствию «Здравия желаю!» пришло неуставное «Ку!»

«Пацаки», населяющие городок и уставшие бояться приезда вышестоящих «чатлан», продолжали жить, черпая информацию о событиях происходящих в стране по телевидению и из газет «времён очаковских и покоренья Крыма». Массовый телевизионный тренинг, однозначно принимающий решения, вырывался наружу интереса «пацаков» мощнейшими личностными интервенциями. Своё мнение (правильное мнение) они отсылали в редакцию всеармейской газеты «Красная звезда», поддерживая обратную связь с внешним Миром.

К некоторым мнениям, изложенным профессиональными «внештатными корреспондентами»  (особо правильным мнениям), редакция газеты прислушивалась и печатала на своих страницах для ознакомления широкого круга читателей с обстоятельствами массовой проекции свершающегося события. Гонорары за опубликованные издания пересылались авторам, но, попав на Главпочтамт военного городка, оседали в алчных карманах предприимчивого Гачека, который дерзновенною рукой залез в казну системы реализации предположений и домыслов народных масс.

Вступив в преступный сговор с почтмейстером Гулькой на почве взаимопонимания (ей 30% - за работу, ему - 70% за идею), Гачек «отмывал» причитающиеся офицерам гонорары (всё равно не узнают, а узнают, отдадим) в особо крупных размерах, и в особо не крупных… от трёх до пятнадцати рублей. Наживаясь за счёт бескорыстности и творчества офицерских масс и ночного кинопроката, Гачек опережал своей предприимчивостью ход истории, растрачивая полученные барыши на гулёну Гульку…

Гачек готовился к демобилизации, которая вот, вот… после ввода в строй молодого пополнения. В развитие не очень эффективного малоподвижного сценария по «вводу в строй», Гачек сделал свой посильный вклад, покупал в магазине военторга слипшиеся конфеты «подушечки» и задарма передавал их в виде гуманитарной помощи в «Карантин». Средства массовой городошной информации отразили во всех «Боевых листках» благородный поступок киномеханика, который на свои личные сбережения бескорыстно поставляет глюкозу малоимущим (в смысле веса) военнослужащим. Его даже хотели у развёрнутого Знамени части сфотографировать, но он скромно отказался: «Зачэм лышний раз свэтыца?!» Ведь курица не птица, а птицы прилетели с Юга…

 

Плац… оркестр… цветы… родители… солдатки… Ритуал проводов в запас и ввод в строй новобранцев проходил одновременно. Молодое пополнение пришло на смену отслужившему, но ненадолго… События августа 1991 года перевернули весь уклад жизни военного городка, оттеснив переживания, связанные с инспекторской проверкой, на десятилетие. "На смену классицизму в литературу пришёл романтизм…"

Девятнадцатого августа командир получил шифротелеграмму, в которой предписывалось принять необходимые меры для выполнения всех предписаний и указаний кратковременного Правительства страны (ГКЧП) во вверенном ему гарнизоне и на местах… На следующий день пришла ещё одна шифротелеграмма: «…в случае неповиновения местных властей…» На третий день пришла третья шифротелеграмма со строгим предписанием уничтожить две первых в целом и эту третью в частности. Больше телеграмм не приходило, и командир собрал военный совет полка, апеллируя к риторическому во все времена вопросу: «Что делать?» Решили: «А ничего!» Жизнь в городке продолжалась по своим законам, городошным, опираясь на здравый смысл населявших его граждан.

А некоторые граждане, составляющие население, как-то даже и не заметили перемен в жизни страны. Единственное - на партсобрания приглашать перестали, так и слава Богу. Газет они не читали (надоела вся эта муть). Телевизор смотрели. Иногда…

А в Министерстве Обороны было жарко… Потел забальзамированный прах… Нельзя сказать, чтоб валко или шатко, но стал Андреевским Краснознамённый стяг…

                           В ОГЛАВЛЕНИЕ

Категория: Городок | Добавил: Мирецкий (13.01.2009)
Просмотров: 260 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Бесплатный конструктор сайтов - uCoz Copyright MyCorp © 2017