Меню сайта
Категории каталога
В мире животных [14]
В один присест [6]
Война и мир [52]
Городок [33]
Иудыч [32]
Кролики [11]
Ломка [6]
Маседуан [14]
Мораль [10]
Нецелевые программы [11]
Ни кола, нидвора [10]
О, женщины [16]
Свищ [5]
Сперматазоиды [0]
Я в Украине был [10]
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
  


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Воскресенье, 20.08.2017, 07:06 ГлавнаяРегистрацияВход
Сайт выпускников 4 роты ВДВ КВВИКОЛКУ
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Статьи » Изба-читальня Петра Мирецкого » Городок

ПРЕФЕРАНС - ИГРА УМОВ

ПРЕФЕРАНС - ИГРА УМОВ

Пойми, как играют партнеры,

и успех обеспечен!

Затарившись в кредит «Жигулёвским» (другого не оказалось, да и не было), проинструктировав должностных лиц суточного наряда: «Я здесь», - товарищ старший лейтенант Служивый и два товарища капитана, Цугундер и Валет, закрылись в наружной каптёрке инженерно-маскировочного взвода с целью расписать… распить… скоротать… и выявить дебитора, который вернёт стоимость пива, выпитого в кредит. На стрёме поставили командира отделения маскировки, изображающего деятельность по подготовке учебно-материальной базы к строевому смотру, дабы исключить попадание (на глаза начальству, озабоченному  дисциплиной).

Каптёрка располагалась на отшибе, в одном из дальних закутков хоздвора. Снаружи она ничем не выделялась среди десятка таких же развалюх лачужного типа, сберегающих от воздействия атмосферных осадков размещённую в них учебно-материальную базу мелких подразделений, но вот изнутри…

Полёт инженерной мысли и фантазии Служивого, нерастраченный на поприще укрепления обороноспособности страны, излился в стилизации  интерьера каптёрки, воссозданного по эскизам дизайна дореволюционных игорных домов: портрет Венеры Колхозной в антикварном обрамлении, ломберный стол в отличном состоянии, свечи в канделябрах, пивные бокалы, ломтики вяленой воблы и, естественно, карты. Вокруг стола гнутые венские стулья, под ногами прикроватные персидские коврики и масса другого мелкого антиквариата. Современный модерн электронного творчества был материализован на фронтальной стене заведения. Витраж с подсветкой, выполненный в виде имитации окна, прорубленного Петром, нёс на периодически высвечивающихся табло разноцветную информацию о правилах игры, сформулированных одесским легендарным игроком-преферансистом Мишей Шапиро, который к 65-ти годам перестал соблюдать «игроцкий кодекс» и стал технические приемы хорошей игры распространять, чем память о себе увековечил.

Служивый все оставшиеся до законной демобилизации годы коротал в этой каптёрке с военными любителями преферанса и с периодически навещавшей однолюбкой колхозницей.

Только одна Любка (колхозница) все эти годы преданно ценила служивовскую образованность, воздавая ему по заслугам, что не удавалось даже жене и тёще. Правда, в последнее время Служивый к теще стал относиться лучше... Приходить стал чаще... Цветы стал дарить... Оградку покрасил... (как в том анекдоте).

-         Трусы в карты не играют и не играют в хоккей, риск - благородное дело, - изрёк Служивый, раздеваясь до трусов (форма номер раз).

В каптёрке было тепло, сухо и уютно, но товарищи капитаны ограничились формой номер три.

-         Не люблю, когда что-нибудь мешает преферансу. Жена, скатерть и шум - это ещё не всё. Преферансу мешает всё, за исключением партнёров, колоды карт и пива, - проинформировал товарищ старший лейтенант и аккуратно уложил на специально отведённое место тесное во всех местах обмундирование, которое покорно донашивало немыслимые сроки носки.

Покровительственно хлопнув капитанов по плечам обеими руками, Служивый водрузился между ними, и загадал желание (выиграть).

Цугундер достал пачку «Примы» и коробок спичек. «Сначала сдай, потом закури», - посоветовал Валет, извлекая из армейских штанин пачку бесценных «Родопи». «Валет не фигура - бей дамой», - проявил чувство юмора Служивый, гоняя во рту из угла в угол покусанную «Беломорину». Игра началась.

Бег времени остановился. Они отрешились, постоянно соображая… изредка потягивая… и периодически перебрасываясь характерными для умственной игры репликами: «Под вистуза - с туза! Снимай с масти! Под игрочка - с семачка! Приглашён в тёмную - береги длинную масть! Ошибки случаются - карты не стеклянные! Не режь козырь первым ходом! Бери свои - чужие всегда успеешь! Не выигрывай каждый раз, потеряешь партнёра…»

 

Зашло солнце, высыпали звёзды, дежурство приняла луна, носики-курносики сопели, в городок ступила тишина. «Московское время один час тридцать минут», - оповестил Валет Служивого, запирающего дверь тогда ещё запрещённого «казино». Пулька кончилась, пиво кончилось, дебитором оказался Валет. Пора по домам. Домам офицерского состава. ДОСам.

Путь к ДОСам пролегал через пересечённую местность пустыря. Местность пересекалась естественными складками, кустарником, домашней утварью вышедшей из употребления и прочими отходами человеческой деятельности.

-         Если бы ты не зашёл с бубей, вряд ли бы он девятерную на бомбе взял, - отчитывал Валет партнёра.

Открывший было рот Служивый внезапно поперхнулся сдавленным шёпотом:

-         Ложись! на х…! - и плюхнулся в кустарник.

Сапёрам, натасканным на минных и подрывных полях, эту команду дважды повторять не надо. Вмиг рассредоточившись в складках местности замусоренного пустыря, они улеглись на х… и приступили к визуальному наблюдению. С юго-востока к ним приближалось три силуэта: мужчины, женщины и домашнего животного типа собачка.

При дальнейшем рассмотрении, к большому огорчению Служивого, мужской силуэт оказался заместителем командира полка. К не менее большему возмущению Цугундера, женский - женой Калигулы, проходящего службу в подчинённом ему подразделении. И к великому удивлению товарища капитана Валета домашнее животное оказалось бараном на поводке.

Обмен мнениями был неуместен. Участники инженерно-наблюдательного поста безучастно продолжали вести визуальное наблюдение за развитием дальнейших событий.

Подкормленные Ксенией бараны вели себя по-разному. Товарищ майор Баран, размахивая руками, доказывал невозмутимой Ксении, что это не в его силах и что это может сделать только товарищ подполковник Шайба. Ксения отвечала, мол, не можешь, не берись и, мол, от ворот поворот. Товарищ майор от ворот не хотел и пытался облапить, но Ксения сопротивлялась и настаивала на своём. Баран, который просто баран, а никакой не товарищ (ни майору, ни тамбовскому волку), вёл себя спокойно, натягивая поводок прогулочным шагом…

Вдруг товарищ майор Баран взметнулся и плюхнулся рядом с пахнущим пивом Служивым. На осязаемом горизонте появился товарищ старший прапорщик Слабодрыщенко с охапкой казённых дров, которые, по всей вероятности, предназначались для нагрева воды в титане индивидуального пользования.

Увидав Ксению, выгуливающую в два часа ночи домашнее животное, и сладко икнув от запечатлевшихся прелестей йоги, товарищ старший прапорщик Слабодрыщенко уклонился с намеченного маршрута. Взор страстный под юбкой шарил беспристрастно, пытаясь отыскать увиденное, но мудрая Ксения опередила события, поспешив ему навстречу:

-         Стой! Кто идёт? Откуда дровишки?

Товарищ старший прапорщик Слабодрыщенко приостановился, соображая: «Что за дела?» Вытянув ладошку вперёд, Ксения не дала возможности противнику произвести расстановку сил и перегруппироваться:

-         Женсовет! Грабёж-контроль! Под эгидой партийного бюро! - выпалила она первое, что на ум пришло.

Товарищ старший прапорщик Слабодрыщенко, безжалостно сбросив криминальный груз, растаял в темноте ночи, а Ксения, заливаясь внутренним смехом и пользуясь случаем, погнала скотину домой, напевая: «… и в кошару загоню отару…»

 

-         Завтра командиру полка будет доложено, товарищ старший лейтенант, что вы в пьяном виде около двух часов ночи валялись на пустыре! - вернулся в образ м-р Баран.

-         Завтра товарищу фельдшеру будет доложено, товарищ майор, что вы с Ксюшкой блудуете в районе двух часов ночи! - нахально выдохнул пары оставшегося пива Служивый.

Любезно обменявшись планами на завтра, Служивый и Баран решили «в добрый час молвить, в худой помолчать» (чтоб не сглазить)… Мало ли, что присниться может… а нормальные люди в это время спят. На том и разошлись.

Разошлись и Валет с Цугундером, став невольными свидетелями, но не засветившись. По пути следования лишь накоротке позволили себе обменяться мнениями. Сначала про Ксюху с товарищем майором. «Под туза - пузом». «Не выигрывай каждый раз, потеряешь партнёра». Потом про Слабодрыщенко с дровами. «Бери свои - чужие всегда успеешь». «У дурачка -  нет темечка». Потом про всё вместе. «Приглашён играть в тёмную - держи длинную масть… за зубами». В военный городок пришёл Морфей, чуть запоздалый. Морфей - бог сновидений, сын Гипноса. Гипнос - сын ночи, персонифицирующий сон…

А ночью кошки все, сказали, серы… ночью подмётки отрывают на ходу… ночью не третий лишний, лишний - первый… ночью баран идёт на поводу…

                             В ОГЛАВЛЕНИЕ

Категория: Городок | Добавил: Мирецкий (13.01.2009)
Просмотров: 346 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Бесплатный конструктор сайтов - uCoz Copyright MyCorp © 2017