Меню сайта
Категории каталога
В мире животных [14]
В один присест [6]
Война и мир [52]
Городок [33]
Иудыч [32]
Кролики [11]
Ломка [6]
Маседуан [14]
Мораль [10]
Нецелевые программы [11]
Ни кола, нидвора [10]
О, женщины [16]
Свищ [5]
Сперматазоиды [0]
Я в Украине был [10]
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
  


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Воскресенье, 20.08.2017, 07:07 ГлавнаяРегистрацияВход
Сайт выпускников 4 роты ВДВ КВВИКОЛКУ
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Статьи » Изба-читальня Петра Мирецкого » Война и мир

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. Глава 8; 9

8

 

После "горячего" присеста великое собрание вершителей судеб потянуло на "сладенькое". Это была вторая изюминка в тесном общении VIP-персон. Жилищные условия салона Анны Павловой, по-простонародному - квартиры, позволяли. Два последующих после бального этажа были оборудованы игротеками на любой интеллект и комфортабельными кабинками "Tete-a-tete" для деловых переговоров, которые являлись определяющими и судьбоносными, как в личном плане, так и для всей страны.

Шестой этаж предназначался для отдыха сговорившихся или уставших персоналий (типа "прилечь"). Седьмой и восьмой - хозяйские, а девятый населял обслуживающий персонал. Подвальные помещения были оборудованы под цеха пищевой индустрии и хозблк.

Публика рассредоточилась по интересам. Солидный седовласый мужчина со стаканом апельсинового сока культурно просил у темпераментного чернявого подкинуть кое-что на нужды личной дачки, и чернявый великодушно соглашался за пару-тройку эпатирующих моментов в рекламных целях…

 

Моложавый ректор научно-исследовательского института химических удобрений и ядохимикатов выпрашивал у выдающегося животом вперёд спонсора незначительную сумму для изменения аббревиатуры вверенного ему заведения, которая досталась по наследству от загнивающего социализма. Но спонсор отнекивался, мотивируя тем, что действующая получится не лучше.

 

Две миловидные дамы, раскладывая пасьянс, просто отдыхали, обмениваясь маленькими любезностями:

-         Тебя муж не бьет? Или это макияж такой?

-         На меня тоже шампанское оказывает удивительное действие, но как мочегонное…

 

В бильярдной несколько мужчин делились секретами профессионального мастерства:

-         Искусство налогообложения состоит в том, чтобы ощипать гуся, получив максимальное количество пуха при минимальном шипении…

-         По мне, так уж лучше заплатить и спокойно спать…

-         А по мне - лучше переесть и недоспать, чем переспать и недоесть…

 

Группа патриотически-настроенных новаторов, нехотя поглощая экзотические фрукты, боролась с засильем иностранных слов, оскверняющих чистоту русского языка:

-         Вы скажите, что такое "ебпона"? Вот и я не понял, пока мне не объяснили, что это "Европа", но читаю я русские буквы, как латинские…

-         Совсем по-русски читать скоро разучимся. Увидал на рекламном стикере: "…монтерАми пУти"... Красиво! А оказалось приглашение на работу: "…монтёрами пути".

 

Отдельной группой отдыхали военные. "Верхи" на пятом этаже обсуждали за преферансом проблемы овощеводства и садоводства, а "низы" снимали напряжение войсковых будней на шестом. На дверях отдельных кабинетов этой зоны отдыха привлекали внимание великолепием текстов чёрно-белые таблички ручной работы: "ПРОСЬБА НЕ ОПАЗДЫВАТЬ И ПОДОЖДАТЬ!" или "НЕ СДЕРЖИВАЙ СВОИХ ЖЕЛАНИЙ! ИЩИ ОТКРЫТУЮ ДВЕРЬ!" - что в вольном переводе означало: "ЗАНЯТО!"

 

Анна Павлова в роскошном будуаре седьмого этажа потчевала антарктическим чаем в прикуску с кубинским тростником двух столичных красавиц (маменьку и дочь) и изысканно намекала на молодого балбеса Перефьютькина, наделяя его фантастическими качествами великосветского джентльмена. Мама (дама сердца действительного тайного советника) молча прихлёбывала из блюдечка, Элиз манерно рдела…

А персонал с девятого этажа уже подчищал места общего пользования, использованные в "холодном" и "горячем". Две принаряженных уборщицы с высшим образованием готовили холл на выход, лениво переговариваясь:

-         Опять весь подиум облевали.

-         Наверно, артисты, когда кланялись…

Первыми в очищенный холл спустились Порфирий Прохорович Перефьютькин и коренная москвичка неопределённого возраста, ценительница подводного мира. Потерпев фиаско среди штабных верхов (она умела только в покер), сухонькая, но подвижная, мадам атаковала Перефьютькина:

-         Позвольте, сударь! Ваше высокопревосходительство, ведь я Вас помню ещё с пелёнок! Порфирьюшка! Я Вас умоляю! Не лишайте предсмертной радости жизни старую дворянку (карьеру в Москве она начинала с дворничихи, сбежав от мужа и пьяного свёкра после того, как свёкор гонялся за ней с топором по всему селу, грозясь убить за то, что она ехидно рассмеялась, когда случайно увидела его голым). Не отнимайте от старческой груди последнего правнучка (все остальные были уже при деле). Проявите misericordia (по-испански: "милосердие, сострадание")!

Порфирий Прохорович замедлил шаг и вскоре совсем остановился. Жгучее чувство страха пронзило его сердце (misericordia - кинжал, которым средневековые испанцы добивали раненых воинов). Он взглянул на просительницу: "Неужели я смогу это сделать?!!" - и глаза его застила мутная пелена скупой мужской слезы. Помутнел и рассудок. Порфирий извлёк из широких штанин дубликатом бесценного груза руководящий мобильник и, как бывший гражданин Советского Союза, исполнил свой гражданский долг, предварительно уточнив фамилию:

-         Фамилия?

-         Придворкина. Ызыргыль Франциевна.

-         Да не ваша, а правнука!

-         Придворкин, Придворкин. Косяк Шлангович Придворкин. Отнять хотят деточку, на Флот забирают… - включилась дворянка, верноподданнически вглядываясь в мутные глаза "Вашего высокопревосходительства".

-         Степан, - властно бросило в трубку превосходительство, недослушав причитания челобитчицы.

Трубка подобострастно изогнулась и ответила:

-         Слушаю, Порфирий Прохорович.

-         Напиши фамилию Притворкин на служебном бланке и отправь в Министерство Обороны.

-         Какую указать причину, Порфирий Прохорович? - трубка склонилась ещё ниже.

-         Напиши, что он на седьмом месяце беременности, если у тебя фантазии не хватает. Укажи, что беременность хроническая, а посему ни в мирное, ни в военное время этот беременный матрос Притворкин призыву не подлежит. Всё равно там читать никто не будет. Углового штампа и моего факсимиле вполне достаточно.

Трубка пискнула и выпрямилась. Резвая старушка, изобразив сервильное умиление на освободившемся от морщин попечительства лице, бросилась целовать ручку, но Порфирий Прохорович заторопился, случайно подставив оттопыренный карман… и карман стал увесистым. "Обращаясь к начальству, подчинённый должен иметь вид лихой и придурковатый, дабы не смущать начальство разумением своим".

 

9

 

Скоростной электропоезд ЭМ-026 (электропоезд завтрашнего дня) со скоростью 120 км/час увозил питерских. Столичные разъезжались на своих или аккредитованных персоналом по личной просьбе.

Два интеллигентных бомжа второй волны, натянув личину демократов первой, под видом засидевшихся посетителей салона Анны Павловой шныряли между не до конца разграбленными столиками и украдкой наполняли съестным вместительные кейсы. Как они проникли в высшее общество, миновав систему заграждений внутренней охраны, знали только они.

-         Слушай, давай в кои-то веки йогурт попробуем! У нас его уже двадцать лет продают, а я ещё не пробовал...

-         Ты с ума сошел? Его ложкой надо есть!

Затоварившись по самые некуда продуктами народного потребления, они импозантно покинули гостеприимный салон тем же путём и по-английски. Персонал радостно стаскивал оставшееся от VIP-бомжей на девятый этаж в опьяняющем предвкушении…

Интеллигентные беспризорные, стараясь не  замарать вечерние костюмы (от Удашкина), через проходные дворы, заборные дыры и канализационные люки прибыли к месту постоянной дислокации, где их нетерпеливо ждали проголодавшиеся выжимки общества, антагонистичные сливкам. Особенно Удашкин.

Посланцы в высший свет пришли бы и раньше, не заставляя волноваться избранных, но задержались у одного из встретившихся на пути мусорных контейнеров. Молодой не выдержал и сломался, захотелось немного порыться. Ничего достойного внимания там, конечно, не было, кроме книги "Программирование на Турбо-Паскале"…

-         Глянь, Петрович, неужели кто-то еще на "Трубе" пишет?

Петрович не устоял перед раритетом. Полистали немного, вспомнили давно забытое…

Выслушав бурные нарекания со стороны общества и особенно Удашкина, они вручили последнему слегка распечатанную и малость надпитую бутылку французского коньяка "Наполеон", культурно извинились и поспешили в гардеробную. Спецодежда перешла в их единовластное пользование на благо общества. А такое беречь надо…

Удашкин, обхватив бутылку двумя руками, пошёл вон. Он был начинающим бомжем. Бомжем второй волны. Вернее, даже не был. Квартиру пока ещё не пропил и кое-какие носильные вещи, поэтому нельзя сказать, что вполне сформировавшийся бомж. Но на грани. Оставшись не у дел министерства тяжёлого машиностроения и получив статус безработного, Удашкин спивался целое десятилетие, медленно и уверенно пропивая нажитое. И надо отдать ему должное, жену с тёщей не пропил. Сами ушли…

 

Тем временем ничего не подозревающий Андрей спустился с шестого этажа и отыскал Пьера на четвёртом. Пьер в одиночестве гонял разноцветные шары импортного бильярда, переваривая ужин и полученные впечатления от первого светского раута. Все гости разъехались, персонал разошёлся (в смысле разгулялся), делать было нечего, пришлось идти на улицу и ловить ночного мотылька транспортных услуг.

-         Ты где был? - поинтересовался Пьер у соседа, скорее чтобы не молчать, чем из любопытства.

-         Ванну принимал. Блестящее великолепие кранов и смесителей, душ на специальной стойке, какие-то полочки с парфюмом, подвесные стаканчики, махровое полотенце цвета "моей мечты"… вот и задержался, - честно признался Андрей, передавая впечатления последнего эпизода.

-         Куда везти, брат?

-         На площадь Гей-Люссака

-         250 рэ.

-         Много 250…

-         Почему много? Смотри - с Гея 100 и с Люссака 150!

-         Поехали…

Приехали. Отсчитав водиле 150 рэ., Андрей указал пальцем на Пьера:

-         Остальные с Гея получи, но предупреждаю: он активный Гей, очень активный…

-         Да вы что, братаны?! Я пошутил, - оценил юмор Андрея и физические данные Пьера юморист-водила. Поблагодарил за 150 и сорвался с места на прямой передаче.

-         Пошли к тебе, кофеем угостишь, - предложил Андрей Пьеру, и Пьер согласился. - У тебя "Moccoka" есть?

Вылезшие из орбит глаза Пьера, загнав вздыбленные брови куда-то под причёску, глупо уставились на Андрея. Скривив губу в виде скобки, упавшей вовнутрь, Андрей сначала ничего не понял, а когда понял, зашёлся заразительным смехом: "Ты, что? Дурак?" - еле выдавил из себя Андрей мелкими порциями. Дошло и до Пьера. Он заразился и разразился. Дошло и до соседских балконов, на одном из которых появилась беременная Люлька, жена.

-         Может, хватит? - поинтересовалась она, продрогнув.

-         Ко мне пойдём, - резко оборвал всеобщий гогот Андрей, и они пошли…

-         Ты где шлялся, ночной бомбардировщик? - ласково поинтересовалась любопытная Люлька прямо с порога.

-         Знакомься, милая, наш сосед Пьер, - не отреагировав на приветствие, представил друга Андрей.

-         Тоже бомбардировщик?

-         Нет, я Гей, но тоже интересуюсь, - попытался разрядить обстановку Пьер.

-         Здравствуй, Петя, - запоздало, но вежливо, поздоровалась Люлька и перекрыла вход в помещение своим впалым животиком, выпятив его до беспредела. - Где был, я спрашиваю?

-         У Анны Павловой, - честно признался Пьер.

-         Я не тебя спрашиваю, мужичок. Заговорщики хреновы! - грозно нахмурилась Люлька, больно буравя получившимся взглядом позднего супруга. - Сменил ориентацию?

-         Да он мужичёк безобидный. Не пьющий. Положительный, в общем, - не обращая внимание на колкие выпады Люльки, заступился за друга Андрей.

-         Ты мне зубы не заговаривай, заговорщик! Лучше скажи: у тебя секс по потребности, или по графику?

-         Люлёк, дорогая, тебе нельзя волноваться. Если я тебя сегодня так раздражаю, то кофе мы пойдём пить к Пьеру, пока ты успокоишься и уснёшь.

-         Иди, дорогой, я же тебя за рога не держу... - и харизматичная Люлька с достоинством хлопнула дверью.

Через несколько минут дверь с шумом растворилась.

-         Андрэ! - но Андрей не услышал, так как поднимался по ступенькам соседнго подъезда…

                                  В ОГЛАВЛЕНИЕ

Категория: Война и мир | Добавил: Мирецкий (13.01.2009)
Просмотров: 284 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Бесплатный конструктор сайтов - uCoz Copyright MyCorp © 2017