Меню сайта
Категории каталога
В мире животных [14]
В один присест [6]
Война и мир [52]
Городок [33]
Иудыч [32]
Кролики [11]
Ломка [6]
Маседуан [14]
Мораль [10]
Нецелевые программы [11]
Ни кола, нидвора [10]
О, женщины [16]
Свищ [5]
Сперматазоиды [0]
Я в Украине был [10]
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
  


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Воскресенье, 19.11.2017, 22:52 ГлавнаяРегистрацияВход
Сайт выпускников 4 роты ВДВ КВВИКОЛКУ
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Статьи » Изба-читальня Петра Мирецкого » Война и мир

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. Глава 20

20

 

В салоне Анны Павловой было, как всегда, многолюдно. Многие (из постоянных) разъехались по делам государственной важности и не очень. Представители большого бизнеса давили малый. Кто-то отдыхал на различных побережьях, как зарубежья, так и внутри страны, а некоторые навсегда покинули, отойдя от дел насущных в мир иной. Но свято место пусто не бывает. В салоне был аншлаг. Подали "горячее". По установившейся традиции первыми в разговор вступили пятидесятники (родившиеся в пятидесятых). На повестке дня обозначилась болящая тема экономики, выкристаллизовавшись из небрежно брошенных обрывков фраз о предвыборных технологиях предстоящего обновления думских фракций.

-         Тополь (однолюб) любит Ясеня…

-         Ясень любит дерево, красное…

-         Долговязый Вяз увяз. С Баобабом вступил в связь…

-         Кедр любит Саксаул…

-         Саксаул - весь аул…

-         Старый Клён уже давно всё стучит, стучит в окно…

-         Зачем? Даже у Отелей голубые Ели…

Кто-то из присутствующих прочувствовал, что от начавшегося разговора отдаёт неприличной голубизной, и повернул в более безопасное русло.

-         Прошлое поколение оставило нам не столько готовые решения вопросов, сколько сами вопросы.

-         Старшим в карман не заглядывают. Да и гасим потихоньку кредиты, которые там осели. В этом году 17,3 млрд. отдадим, в следующем…

-         Народ пока с пониманием относится. В рынок врубается…

-         В тайге вековые кедры вырубает…

-         Осетра потрошит…

-         Японцев крабом кормит.

-         По всей стране палёным пахнет. Леса горят…

-         Но за отсутствие горячей воды и центрального отопления платят исправно…

-         Осталась ещё гражданская ответственность…

-         За гражданскую ответственность тоже платить будут…

-         Главное патриотизм. Мы в долги к МВФ не полезем. У своих возьмём…

Достижения рыночной экономики молодых были одобрены старшим поколением и приняты за основу. Но в то же время взрослые выразили некоторую озабоченность.

-         Дурью мается Берёза…

-         Дурь вовнутрь и под Орех…

-         Ей неймётся после дозы…

-         Грех!

После горячего гости разбрелись по интересам. Анну Павлову, вовремя не успевшую перестроиться в левый ряд, плотно прижала к стенке разгневанная до покраснения Элиз.

-         Где деньги? Где Пьер? Где вы вообще пропадаете?

-         Деньги на месте. Пьер на службе, а я здесь, деточка, - взяла себя в руки старая интриганка, давая наглядный урок молодой. - В  чём собственно дело, милочка?

-         Когда свадьба? - вознегодовала Элиз, посинев.

-         Чья?

-         Моя!!! - вскричала молодая львица, обезумев от полученной порции светской наглости.

-         А мне, откуда знать, деточка? Когда пригласишь, тогда и приду, - и Анна Павлова, нежно оттолкнув бледнеющую Элиз, грациозно отлепилась от стенки и проследовала к себе в апартаменты…

Элиз, наливаясь шипящим вином, постепенно зеленела. Подсевшие к ней два молодых, но незнакомых, ловеласа, что-то предлагали, и она со злобы согласилась. Её куда-то увезли, что-то ещё наливали… Очнулась она у постели, в которой резвились два совершенно голых молодых человека, а она стояла подпёртая мушкетом старинной работы в камзоле, белых гольфах и таком же парике с косичкой, изображая мальчика-пажа, а в дрожащих руках догорала свеча, накрепко привязанная георгиевской ленточкой.

Если кто не видел, не слышал, как рвёт, ревёт и мечет раненая пантера… но Анна Павлова - не "если кто". Просмотрев и упрятав в надёжное место видеокассету, отснятую чьим-то купленным папой с рацией, она довольно улыбнулась и ушла на заслуженный отдых (в опочивальню). Очередной светский раут прошёл не впустую.

На следующий день Анна Павлова позвонила мадам Общак. Поговорив о том, о сём, она любезно пригласила лучшую подругу на чашку свежезаваренного чая "Беседа". Мадам Общак не смогла отказать и прибыла на "Five o'clock" ровно в пять часов вечера. В пол шестого, бледная как мел, она покинула гостеприимную подругу. Ровно в шесть, Элиз, удобно устроившись подле маменьки, начала просмотр купленного за большие деньги десятиминутного видеоролика компании Анна Павлова and brothers: "Нравы современной молодёжи"… В шесть часов десять минут судьба Элиз была решена.

-         Ты лесбиянка? - спросила волевая мадам Общак, не дрогнув ни одним мускулом.

-         Нет.

-         Странно.

Элиз попыталась объяснить матери, молниеносно создав сценарий своего оправдания, но у мадам Общак был готов свой сценарий.

-         Где собираешься проводить летние каникулы?

-         В центре, - слукавила Элиз, не отважившись напомнить о ранее намеченном плане турпоездки по странам и континентам.

-         Хорошо. Поедешь в центр. В районный. К тётке, в Сальск. На сохранение.

-         В глушь! К тётке! В Сальск! - нервно перефразировала Элиз и намерилась идти собирать вещи, но мать её остановила.

Тётя Мотя (Матрёна Ильинична - двоюродная сестра отца) жила затворницей в собственном доме на берегу реки Ср. Егорлык. Ударница легкой промышленности Советского Союза, пенсионерка со стажем, вдова мастера-стахановца по изготовлению кузнечно-прессового оборудования. Детей у неё не было, и она в одиночестве доживала свой век (прожив восемьдесят три года), поддерживая изо всех сил живую статистику шестидесятитысячного населения железнодорожного узла Сальск Ростовской области Российской Федерации.

-         Это ещё не всё. Партию я тебе составлю сама. Приедешь по моему вызову, и пойдёшь замуж.

-         За кого? - ещё больше разнервничалась Элиз.

-         За Фельдухера, но его подготовить надо.

-         Так…

-         Шестьдесят лет - это не возраст для мужчины, - округлила мадам, сбросив лишних семь лет.

-         А…

-         И от семидесятилетних рожают.

-         И…

-         В кино посмотришь. Видео…

На этом разговор был исчерпан. Мадам Общак направилась к себе, а рыдающая дочь пошла собирать вещи. Крутой нрав маменьки Элиз знала не понаслышке и понимала, что приговор окончательный и обжалованию не подлежит. Обратная изнанка филантропии: "Утопия!" Любовь близких порой мучит, закрывая солнце тучей. Понимает, кто не глуп: имидж - это сирапуп! (Что такое сирапуп? А кто его знает, но что-то скользкое, липкое и после линьки очень мерзопакостное…)

                             В ОГЛАВЛЕНИЕ

Категория: Война и мир | Добавил: Мирецкий (13.01.2009)
Просмотров: 227 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Бесплатный конструктор сайтов - uCoz Copyright MyCorp © 2017