Меню сайта
Категории каталога
В мире животных [14]
В один присест [6]
Война и мир [52]
Городок [33]
Иудыч [32]
Кролики [11]
Ломка [6]
Маседуан [14]
Мораль [10]
Нецелевые программы [11]
Ни кола, нидвора [10]
О, женщины [16]
Свищ [5]
Сперматазоиды [0]
Я в Украине был [10]
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
  


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Среда, 28.06.2017, 01:23 ГлавнаяРегистрацияВход
Сайт выпускников 4 роты ВДВ КВВИКОЛКУ
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Статьи » Изба-читальня Петра Мирецкого » Война и мир

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. Глава 8

8

 

Толян, пристально вглядевшись в двух маленьких Перефьютькиных, как две капли смахивающих на производителя отчества, растрогался на пару секунд, смахнув скупую мужскую слезу: "Неужели это всё моё?" - а вслух диву дался:

-         Ну ты, матушка, и даёшь!

-         Я-то даю, да ты не берёшь, - высказала Окстинья претензию и сунула в раскрывшийся рот супружника конфетку с начинкой (сама сделала). - Кушай, сладенький…

Толян скушал и направился к мышиной норке, поглядеть, не расширилась ли. Но там его ждало разочарование. Толян было загрустил, но вдруг настроение его резко переменилось и он охватил (сколько смог) вниманием законную подругу интимной жизни.

-         Сладенькая моя…

Окстинья была готова ко всему, но не так быстро… Замечательные таблетки, слава тебе Господи и батюшке дай Бог здоровье!

Угомонились супруги к утру, проведя всю ночь напролёт (целиком, без перерывов) в добросовестном исполнении обязанностей (не по нужде, а по желанию, взаимному). Соскучились, наверное.

Прокричали петухи, Окстинья сказала: "Уффф…" - и забылась в сладком сне. Забылся и Толик. Опомнился он к обеду и впал в давнишний, но ещё не забытый, ужас…

Дверь была приоткрыта. Окстиньи и монахов не было. Натруженный за ночь Толик привёл себя в порядок (в походный порядок) и аккуратненько просочился на лестницу, ведущую в гостиную и далее на выход.

В гостиной ждали гостей. Матушка с батюшкой решили пышно отметить родины. Как-никак первые мальчики в роду, а то всё девочки, да девочки. Старшие девочки и младшие девочки тоже девочек нарожали, а Окстинья мальчиков. Первенцы!

В гостиной сплошь и рядом сидели люди в рясах и женщины, богомольные на вид. Родственники. Батюшка всех к церкви приобщил. В миру не прожить одним, а вместе - и обедню справить, и обед разделить, как Бог пошлёт.

Ждали Анну Павлову, мадам Общак и Элиз с Фельдухером. А больше и не звали никого. Нет мест! А почём зря чужих кормить, когда сродственники голодные?! Жданные гости приехали вовремя. Толян, оценив сложившуюся обстановку, понял, что пробудившиеся ростки надежды на побег рухнули в одночасье, и пошёл добровольно сдаваться голодному обществу ещё некормленых гостей. Ему обрадовались. Мадам Общак даже протянула ручку для поцелуя, а Элиз щёчку.

Она выглядела счастливой, вполне удовлетворённой молодой женщиной, по праву занимающей место светской львицы в благородном высшем обществе. Даже была слегка беременной, что выражалось её пристрастием к солёненькому  и кисленькому за праздничным столом.

В минувшем году Элиз выпала щедрая осень в благодарение за терпимость, проявленную в ссылке на грядках у сальской тётушки. Вернувшись в столицу, она сразу же вышла замуж и провела с мужем, регулярно подпитываемым "Виагрой", счастливый медовый месяц на Багамах.

Вернувшись на родину, изнурённый Фельдухер умер. Нельзя сказать, что от "Виагры". За такие слова могут к суду привлечь и выставить… многомиллионный иск за моральный ущерб. А никто и не говорит, что от "Виагры". От сердечной недостаточности умер… Или от разрыва сердца, переполненного любовью к очаровательной Элиз. Короче, от любви и умер. Похоронили старого Фельдухера с почестями и хрен с ним, с "Виагрой". Дело его продолжил молодой. Сын.

На второй день после первых поминок развёлся с женой и тремя детьми, а на девятый уже женился на скоропостижно овдовевшей Элиз. А иначе никак. Радостный папа, очумев от нахлынувших чувств, не знал, как девчонку назвать, куда посадить, что подарить… Короче переписал он на неё всю движимость и недвижимость, и наличность, и ценные бумаги… и улетел на крыльях любви в мир иной, где это всё без надобности. Но живущим-то на земле в этом необходимость пока ещё есть. И молодой Фельдухер, как все населяющие землю высокоразвитые (в смысле организмы), без этого обойтись никак не мог.

"Виагру" он не ел, но исполнять старался. На этом поприще чуть-чуть поиздержался, зато за свою долгую супружескую жизнь был даже дважды оцарапан. Имея большой опыт в деторождении, и утратив навыки в предохранении (по причине выхода старой супруги из детородного возраста), молодой Фельдухер в каком-то месте оплошал, и Элиз потянуло на солёненькое. Сориентировавшись в создавшейся чрезвычайной обстановке и учитывая непреклонную решимость молодой супруги стать матерью, он понял что утерянного наследства целиком не вернуть и перешёл к тактике выуживания мелких траншей.

Старший сын Фельдухера младшего уже второй год учился в Оксфорде, находясь на содержании счетов, подписанных покойным дедушкой. А средний в этом году оканчивал колледж и готовился к поступлению в Кембридж. Но дать ему престижное образование было по силам одной лишь Элиз.

Элиз, надо отдать ей должное, прониклась ответственностью и как мать, и как бабушка, и как жена. Три в одном. Но не нравился ей этот молодой Фельдухер и всё тут. Скользкий какой-то типчик. Потеет раньше времени и раньше времени соскальзывает. Но от неё так просто не ускользнёшь.

Во-первых, получив наследство по закону от упокоившегося мужа, она твёрдо решила разъехаться с мадам Общак и перейти на самостоятельный путь развития. Она могла матери простить всё, но ссылку…

Во-вторых, цель её жизни - уничтожить эту интриганку Анну Павлову, заняв место, достойное Элиз, в обществе. Для этого тоже нужны немалые вложения. Проект приватизации престижного места и строительства альтернативного салона пересекался с планом разорения этой старой ведьмы и выкупом оставшегося по бросовой цене. Одновременно Элиз понимала, что на старом нового не построишь, а потому колебалась в принятии окончательного решения.

В-третьих… и в-четвертых, пока не было, но она была уверена, что рано или поздно что-нибудь придумает. Последнее время всё чаще и чаще снился ей всадник на коне. Конь был зелённым, а всадником был Пьер…

Так, что наследство от первого мужа и банковский бизнес второго ей были необходимы в совокупности с редакцией газетёнки, которой отец и сын владели на паях, а внуки пусть сами себе дорогу топчут. И одного лоботряса на содержании предостаточно.

                          В ОГЛАВЛЕНИЕ

Категория: Война и мир | Добавил: Мирецкий (13.01.2009)
Просмотров: 182 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Бесплатный конструктор сайтов - uCoz Copyright MyCorp © 2017